IPB

Здравствуйте, гость ( Авторизация | Регистрация )

> Внутренние правила раздела

Уважаемые пользователи. Убедительная просьба , оставляйте при себе грубые и оскорбительные высказывания в адрес Актёров, актрис, фильмов, мультфильмов, режиссёров. Проявляйте уважение к поклонникам тех или иных жанров и стилей. Помните, что если вам что-то не нравится, то это не означает, что другие придерживаются такой же позиции. Если у вас неприязнь к какому-либо фильму, режиссёру, актёру, то выражайте своё мнение как можно в более культурной форме! При этом объясняйте логически свою позицию.

  1. В разделе "Anime" запрещено чрезмерное употребление падонковской лексики. Рекомендуется заменять сленг на нормальные слова и выражения. Нарушение рекомендаций влечёт за собой устное предупреждение. Игнорирование предупреждений модераторов раздела повлечёт выдачу ЖК.
  2. Высказывания типа: "сакс" "ацтой" "лажа" и тому подобные, будут удаляться. Автору будет выдано устное предупреждение. При повторном нарушении внутренних правил раздела "Кино и телевидение", а также подфорума "Anime", выдаётся ЖК.
  3. Всем участникам обсуждения тем в разделе "Кино и телевидение", при написании постов рекомендуется дожидаться результата отправки. В случае задержки отправки вашего сообщения и повторной попытке отправить сообщение, часто появляется уже несколько сообщений подряд. Обязательно сообщайте модераторам раздела об оставлении вами лишних постов.

 
ОтветитьСоздать новую тему
> Рецензии, На новинки кино
Алекс Галицин
сообщение 9.04.2006, 10:55
Сообщение #1
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Антитела / Antikorper
Во флигеле одного из берлинских дворов отряд особого назначения задерживает серийного убийцу Габриэля Энгеля. Опытный комиссар Зайлер позволяет себе излишне бурно отпраздновать этот успех. Он не подозревает, что кошмар только начинается. В родной деревне полицейского Михаэля Мартенса некоторое время назад была зверски убита маленькая девочка. Мартин едет в Берлин с целью допросить арестованного маньяка. Но вместо того, чтобы сознаться в преступлении, Габриэль Энгель втягивает деревенского детектива в хитроумную игру добра и зла, правды и лжи. Сюжет достигает своего апогея, когда следы вдруг резко меняют направление. Подлинный убийца, похоже, находится в опасной близости от Мартенса...
Режиссер: Кристиан Алверт
В ролях: Вотан Вилке Моринг, Хайнц Хениг, Андре Хеннике, Ульрике Крумбигель, Хауке Дикамп, Нина Пролл, Юрген Шорнагель, Надежда Бреннике, Ханс Диль, Леонардо Нигро, Норман Ридус, Мартин Умбах


Психи бродят по Европе. Психи живопизма. Эти художники не признают никаких чернил для своих творений, кроме человеческой крови. Свихнувшийся гений настенного арта лишает жизни мальчиков, не познавших женской плоти, а зачем расписывает суперкраской стены городских окраин. Впрочем, Берлинские копы не зря едят свой хлеб. Не успел окунувший свои кисти в человеческие тела живописец искромсать и дюжину мальчишек, как полиция собрала все силы в единый кулак и арестовала гада. Вот только писать мемуары между допросами упырю скучновато. Он хочет отмстить оголтелым ажанам. И повод как раз подворачивается. В заштатном городке, в котором единственной достопримечательностью являются сардельки необъятных размеров, некий авангардист повторяет художественные эксперименты криминального Дали. Местный Пинкертон по прозвищу Майкл едет в столицу, дабы получить у скучающего в узилище монстра советы постороннего о методах выяснения личности местечкового маньяка.

Если в триллере «Молчание ягнят» любитель закусить человеческими мозгами каннибал за свои консультации получал гонорар, выясняя подробности интимной жизни психологини из ФБР, то последователь Лектера изобретает более изощренный способ внести сомнения в правильность дедуктивного метода сыщика. Подставы и намеки, символы и подсказки маньяка приводят бравого копа к мысли о том, что к провинциальным убийствам могли приложить потные ручонки все жители родного городка, включая членов собственной семьи милиционера.

Не стоит укорять создателей фильма в плагиате. В конце концов, Лектер был просто гурманом, а не художником-графоманом. Да и мрачная атмосфера немецкого триллера, снятого в готических тонах, гораздо более колоритна, чем прототип, повествующий о способах подготовки супербойчих специальных служб. Именно поэтому накал страстей, совмещенный с интригой, не подлежащей разгадке до самого финала, вдохновил Роберта Де Ниро на неоднократный просмотр киноленты. После того, как он выучил сюжет наизусть, отборщики фестиваля «Трибека», патронируемого голливудским мэтром, взяли триллер в конкурс, здорово испугав своим выбором интеллигентное жюри.

***********************
Ангел-А

«Ангел-А» (“Angel-A”), 2005
Режиссёр и автор сценария: Люк Бессон
Оператор: Тьерри Арбогаст
Композитор: Аня Гарбарек
Продюсер: Люк Бессон
В ролях: Ри Расмуссен, Жамель Деббуз, Жильбер Малки, Серж Рябукин и другие.

Главная трагедия в жизни Люка Бессона состоит в том, что ему, режиссёру авторскому и где-то даже не от мира сего, невероятно тесно жить в рамках независимого кинематографа, его размах требует масштаба и голливуда, он хочет и может работать на широкую публику, однако конъюнктура мирового блокбастеростроения и просто вкусы зрителя тому ну никак не способствуют.

Многие независимые европейские режиссёры сумели решить эту проблему, перебираясь под свет рампы кинотеатра «Кодак», одновременно раз и навсегда оставив за спиной своё европейское творчество, начиная на новом месте с нуля — то есть даже оставаясь, как Вим Вендерс, артхаусником до корней волос, начинали новую киноарьеру, снимая совсем другое кино. Перековавшиеся в «высокобюджетников» менялись тем более — вспомнить хотя бы карьеру Вольфганга Петерсона. Люк Бессон, вытянув в своё время «счастливый билет», перековываться не хотел — его стопроцентно-голливудский «Пятый элемент» оставил в себе слишком много от Бессона времён «Никиты», но поступиться в угоду «хорошо для бизнеса» даже самой малостью Бессон не захотел, сняв шикарную «Жанну д’Арк» и с треском провалившись с ней в американском прокате.
Итог нам всем известен — шесть лет перерыва в режиссёрской карьере, шесть лет продюсерско-сценарного «клепания болванки» по европам — раз за разом в прокат уходили проекты ещё более коммерчески-отточенные и ещё более, прямо скажем, цинично-тупые. Бессон со своей «Европой Corp.» сумел в короткие сроки довести идею «пипл хавает» до полного абсурда, создав с нуля новый жанр «кино от Люка Бессона» — ключевым словом тут является дебильно-безграмотный неологизм «от», во времена постперестроечные произошедший от французского haute couture (от кутюр) — сиречь «высокая мода».
Безумство сценарной фантазии и обилие беготни на фоне сюжетной каши — бодрое, но глупое кино «от Люка Бессона» цвело и пахло из года в год всё сильнее, вопрос был лишь в том, чем всё это кончится. И из года в год шансы на возвращение мстительного Бессона в режиссёрское кресло всё уменьшались. Если не считать литературно-минипутсткое параллельное творчество, Бессон очевидным образом сам себя загнал в тупик. И вывести его из этого тупика мог только он сам. В таком свете тихое, почти незаметное завершение работы над идеологически малобюджетным «Ангелом-А» было для внимательного наблюдателя знаком — вот тут и наступит момент истины. Или вперёд, или назад. Причём дело тут даже не в сборах фильма, дело в принципе — сможет Бессон снова, как в старину, без гиканья, улюлюканья и прочей цирковой эквилибристики снять спокойное, задумчивое авторское кино. Вернуть своё «я». Или не сможет.
А что изначально стояла идея снять именно такое кино, стало понятно уже из концептуальных нуар-постеров, из выбора исполнителей главных ролей — однорукого Жамеля Деббуза из «Амели» и фотомодели Ри Расмуссен, из нарочитого названия, из достаточно показательного ролика. Никаких поскакушек, всадников апокалипсиса, паркура, гонок и заброшенных пакгаузов. Только чёрно-белый Париж, бесчисленные мосты, неудачник-герой, отсылающий к той самой истории юной девушки с Монмартра и белокудрая ангелица лёгкого поведения, отсылающая ко всей новой волне немецкого кинематографа скопом.
«Ангел-А» вообще буквально переполнен бросающимися в глаза цитатами — но больше всего в фильме от старого Бессона, в первую очередь — от «Леона». История наоборот: маленький, беспомощный, бесконечно добрый и наивный Леон встречает трёхсотлетнюю, прожжённую, но совершенно несчастную Матильду. Встречаются они на мосту, на котором оба как раз собрались топиться. Париж вместо Нью-Йорка, тихие улочки вместо Центрального парка, Эйфелева Башня вместо былых Башен-близнецов, и целый город вместо одного Стэнсфилда.
И всё это завёрнуто в такой созерцательно-повествовательный сюжет о том, как ангелы и люди теряют смысл существования. А также о том, как этот смысл снова отыскать. Герои бродят по вечно-предрассветным улицам, стучатся в какие-то двери, бахвалятся друг перед другом, ставят друг друга в неловкое положение и плачутся по очереди в чужие жилетки. Жамель Деббуз при этом напоминает ужасно разговорчивого Молчаливого Боба, а Ри Расмуссен в своём «несколько коротком» платье умудряется невероятно органично изображать бесполое малоэмоциональное существо, временно лишённое крыльев. При этом и размашистая жестикуляция ангела и вечно заправленный в карман бессменного пальто неподвижный правый рукав человека обладают в итоге такой сумасшедшей пластикой, что эти движения становятся отдельным диалогом, заменяющим и даже вымещающим произносимые слова.
Слов, кстати, произносится много. Весь фильм — непрекращающийся трёп двух слишком долго молчавших одиноких созданий, им уже всё равно, что говорить, лишь бы с кем-то говорить. Лишь бы научиться говорить правду. И тут следует отдать должное отечественным локализаторам — отчего-то именно французским фильмам последние годы постоянно везёт на отличные переводы. Дубляж тоже не подкачал — остались все крики, истерики и бормотания оригинала, весь достаточно сложный исходный материал донесён до зрителя.

И за этим всем чувствуется автор. Это Люку Бессону нужно было выговориться. Это Люку Бессону нужно было снять своё, личное. Сказать правду. Для себя, не для денег и не из чувства «назло маме отморожу уши». У него получилось. Происходящее на экране может нравиться или не нравиться, может вызывать вопросы или казаться вполне логичным. Но одного у фильма не отнять — это от начала и до конца авторский концепт, задуманный и воплощённый не новичком в кино, но мастером с немалым талантом в душе и немалым багажом за плечами. Люк Бессон вернулся, он снова с нами. До встречи в кино.




Эскизы прикрепленных изображений
Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 10.04.2006, 10:05
Сообщение #2
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Театральная трагедия

«Распутник» (“Libertine, the”), 2004
По пьесе Стивена Джеффриса
Режиссёр: Лоуренс Данмор
Сценарий: Стивен Джеффрис
Оператор: Александр Мелман
Композитор: Майкл Ниман
Продакшн дизайн: Бен ван Ос
Продюсер: Джон Малкович
В ролях: Джонни Депп, Саманта Мортон, Джон Малкович, Розамунд Пайк, Том Холландер и другие.

Есть такие фильмы, против появления на свет которых, кажется, восстаёт само провидение. Международный фестиваль в Торонто 2004 года, к которому был приурочен выход «Распутника», в итоге мало того, что заставил съёмочную группу буквально на коленке перед самым показом монтировать ещё вполне черновые материалы, так ещё и в результате кино так и не попало в список даже потенциальных претендентов на приз, будучи на два корпуса обойдённым «Бункером», «Столкновением» и победившей в итоге африканской драмой «Отель “Руанда”». Далее последовали неоднократные попытки вывести «Распутника» в британский, американский и международный прокат, премьеры неоднократно назначались и так же неоднократно откладывались.
Как говорится, шли годы. Отзывы крошечного числа фестивальных зрителей в один голос твердили — это никакое не «порнографическое кино не для всех», забудьте про Тинто Брасса с его «Калигулой», это лучшая роль Джонни Деппа, наиболее точное его попадание в роль за всю карьеру, огромный подарок ценителям его актёрского таланта, поистине воплощённая трагедия. Однако новых зрителей у фильма так и не было, лишь спустя полтора года после безуспешной премьеры в Торонто «Распутник» стартовал сначала в пределах Туманного Альбиона, а потом и осторожным прокатом по одной копии в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке. Более-менее развёрнутого проката фильм 2004 года дождался лишь в начале года 2006. Да и то, например на всю Россию набралось аж пять недублированных (!) копий картины.
Поразительно. Видел широкий зритель фильмы и куда более «не для всех», чего уж говорить про всякие «очень тупые кино», на которых неопытный мозг вообще разрушается под корень, однако уж полсотни копий бывает всяко. Мистика, ей-богу. На премьерном показе зал был переполнен.

Семнадцатый век, Англия, перед нами на экране возникает Джон Уилмот, граф Рочестер, придворный поэт и ловелас, театрал и распутник, прожигатель жизни… зажатый тисками собственного жизненного кредо страдающий талант, любящий сын и муж, каковым его не считает никто, включая его самого. Перед нами не он сам, его тень. Его тень Джонни Депп. Он признаётся нам в нелюбви к этому миру, он признаётся нам в нашей нелюбви к нему. Он просит одного. Попытаться понять, что он этой нашей нелюбовью хочет сказать. И будет продолжать об этом просить до самых финальных титров.
В этом фильме действительно нет нарочитых поз арт-порнографии, режиссёр Лоуренс Данмор и сценарист-драматург Стивен Джеффрис не ставили перед собой цели кого-то эпатировать, их основная сюжетная вязь идёт тонкими мазками по грубой холстине средневекового театрального грима, они рассказывают историю. В ней довольно всякого — и распутства, и загула, и содомии, и обычных житейских грехов. Но всё это там, далеко, фоном, легендой, сказкой.
Настоящая сказка, настоящая легенда тут царит в главном герое, пытающемся отыскать смысл в бессмысленности жизни. Именно в этом, в игре поиска, в игре отчаяния нереализовавшегося таланта и оказывается весь Джонни Депп, исполненный отточенной игры в самого себя.
Вот он какой, старина Джонни, именно к этому словно вели ниточки и «Волшебной страны», и «Чарли и шоколадной фабрики», и даже какого-нибудь «Тайного окна». В «Распутнике» мы, наконец, можем увидеть под осклизлой безносой маской графа Рочестера отзвук того Джонни Деппа, которого мало кто знает, а может, не знает и никто вовсе. Тёмная фигура, мечущаяся в поисках цели, способная разжечь талант в другом, но способная и погубить самого себя вслед за остальным миром. Замершая тень на грани саморазрушения.
«Распутник» по факту — двухчасовой моноспектакль, монолог со зрителем, который ставится то на место актрисы Элизабет Барри, то на место жены графа Рочестера, на место прочих мелькающих там и тут отражений главного героя. Король, мать, любовница, любовник, слуга, зыбкие тени окружающей действительности, то помещённой в художественный туман английских лужаек, то погружённой в непролазную грязь их же, разбитых каретными колеями. Царапающий глаз мусор шершавой плёнки одних сцен сменяется гладью шикарно поставленного света других. Слава сменяется провалом. Жизнь сменяется смертью.
Но всё это — лишь декорации к тому, что творится на лице Деппа. Даже оборванная на полуслове циничная театральная фантасмагория — лишь тень того ада, что разверзается внутри героя.
Так проходит действие трагедии. Так оно и заканчивается. Теперь мы ещё чуточку приблизились к разгадке. Когда-нибудь мы поймём.

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 11.04.2006, 09:48
Сообщение #3
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Вымирать, так с музыкой
Ледниковый период 2: Глобальное потепление

(“Ice Age 2: the Meltdown”), 2006
Режиссёр: Карлос Сандала
Сценарий: Питер Голке, Герри Суоллоу
Композитор: Джон Пауелл
Продюсер: Лори Форте
Роли озвучивали: Рэй Романо (Манфред), Джон Легизамо (Сид, у нас — Антон Камолов), Денис Лири (Диего), Шонн Уильм Скотт, Джош Пек, Куин Латифа (Элли, у нас — Ольга Шелест) и другие Производство: Blue Sky Studios, Fox Animation Studios.

Если сиквелы делают, значит кому-то это нужно. И нужно это — не только жадным и тяжёлым на подъём кинопродюсерам, готовым вкладывать свои миллионы только в светлых лошадок. Вопреки расхожему мнению зритель сиквелы любит, раз от раза голосуя за них деньгами. А уж в таком занимательном жанре как компьютерная анимация сама идея всячески потворствует сиквелостроению — концепт разработан, герои придуманы, модельки нарисованы — чутка подновить графику под текущие нужды, придумать какую-никакую историю, запастись мешком свежих шуток и вперёд — к вершинам бокс-офиса. Ко всеобщему, надо подчеркнуть, удовольствию.
«Ледниковый период» изначально был помесью диснеевских анимашек про зверей и обычной человеческой тревел-стори — трое перемещаются по поверхности земли, решая попутно свои проблемы, наживая друзей и врагов, попадая в различные передряги и чудесным образом из них выпутываясь. И всё это — с шутками да прибаутками, без сложных сюжетных ухищрений, на чистых характерах, и с саблезубой белкой в качестве талисмана. Продолжение такого проекта — это никакое не «сиквел», это просто продолжение, туда, за край титра «конец». Потому что путешествие нельзя закончить, его можно только прервать. Тогда прервали, сейчас продолжили.
Трое друзей перемещаются по поверхности земли, спасаясь от затопления подступающими водами с отступающих ледников, а заодно решая проблему массового вымирания видов, в список каковых угодили и мамонты в лице Манфреда, именуемого отныне, по-дружески, Мэнни. Впереди их ждёт натуральный Ноев ковчег, а позади — оголтелая белка, сюжетообразующий потенциал которой будет использован на все сто — от завязки до развязки путешествия длиной полтора часа.
Собственно, создатели мультфильма сделали всё, что нужно сделать ради успеха проекта: убрали все провисающие моменты первой части (идея с плохо отрендеренными молчаливыми людьми на фоне занятных говорящих животных явно не была самой большой удачей первого ЛП), а саблезубое белкообразное изрядно прибавило в весе, заняв куда большую долю итогового хронометража.
Приключения жёлудя на фоне недавно завершившейся белой олимпиады (со всем разнообразием представленных на экране спортивных увеселений) смотрятся не просто вставными номерами на стыке сцен, они гораздо более плотно вписаны в повествование, что позволяет в остальном куда большие вольности с сюжетом. Ну идут герои и идут, мало ли чего там по дороге случится — будь то мюзик-хольный перформанс с падальщиками и их грядущим обедом (чем питается Диего, всё так же непонятно), встреча с свежеразмороженными динозавро-крокодилами или с десятитонным опоссумом о двух братьях-хулиганах
Собственно, речь уже потихоньку перешла от достоинств, позаимствованных из первой части, к достоинствам собственным. Мамонтиха-опоссум и её присные — несомненная находка сценаристов, броненосец-коммивояжёр и эпическое полотно в финале — тоже. В остальном же — главный плюс этого проекта заключается в полном отсутствии минусов — нет скабрёзных шуток, но есть шутки для аудитории почти любого возраста — кто бы вы ни были, улыбнётесь хоть разок — обязательно. Фильм не вызывает гомерического хохота, но и раздражения не вызывает, сюжет не богат на события, но и провисаний в нём особых не чувствуется (и далеко не всегда за счёт опытного использования тяжёлой саблезубой артиллерии).
При этом — полно визуальных красот, а сцена на качающихся-вращающихся глыбах вполне может претендовать на место в пантеоне самых занимательных, энергичных, продуманных и мастерски исполненных эпизодов современной анимации.
Сезон высокобюджетной компьютерной анимации стартовал успешно, с толком, чувством и расстановкой. Осталось дождаться, что нам покажут в этом году конкуренты (в порядке личных предпочтений): соневский «Сезон охоты», пиксаровские «Машинки», дримворксовскя «Лесная братва» и диснеевское «Большое путешествие».



Эскизы прикрепленных изображений
Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
kaminari
сообщение 11.04.2006, 18:29
Сообщение #4
Мастер в своём деле


Group Icon

Сообщений: 829
Из: Томск - Бийск

Видели на форуме:
29.08.2014, 16:22



Репутация:   0  


Мне кажется, весьма интересный фильм скоро на наши экраны выйдет. Посмотрела недавно видео-материал об сим творении. В меру эксентричная английская комедия.

Моя ужасная няня [2005]
Nanny McPhee

Производство: США, Великобритания, Франция
Жанр: комедия, сказка
Тип: полнометражный фильм, 97 мин.
Премьера в РФ: 23.03.2006
Мировая ремьера: 21.10.2005

Режиссёр: Керк Джоунс
В ролях: Колин Ферт, Филлида Лоу и другие
Автор оригинала: Кристианна Бранд


Присвоенный фильму отечественным дистрибьютором, компанией UIP, заголовок, естественно, рассчитан на ассоциацию с названием популярнейшего комедийного телесериала «Моя прекрасная няня», являющегося российским (а вообще-то лишь одним из пяти!) «римейком» американского «ситкома» «Няня», выходившего в 1993-99-м годах. И определённое сходство, надо признать, действительно есть. Прежде всего это относится к ситуации, когда возникает необходимость воспитать несносных, не по возрасту сообразительных и энергичных детишек, с которыми не может справиться решительно никто из нанимаемых гувернанток, с криком увольняющихся почти сразу. После очередной, семнадцатой по счёту попытки последней надеждой мистера Брауна, работающего в бюро ритуальных услуг и недавно (вот в чём заключается грустная ирония судьбы!) пережившего смерть любимой жены, остаётся няня МакФи – таинственная пожилая леди, владеющая секретами магии. В отличие от раскованной Виктории в исполнении Анастасии Заворотнюк, ей, можно сказать, по велению высших сил суждено появиться в тот момент, когда возникает необходимость преподать детям пять первостепенных жизненных уроков. Но помимо ватаги несносных сыновей и дочерей Брауна, не устающих изобретать изощрённые способы доведения взрослых до белого каления, няне МакФи предстоит сыграть немаловажную роль в судьбе самого владельца усадьбы, находящегося на грани отчаяния из-за того, что тётушка Аделаида поставила условие: в течение месяца найти новую супругу. Иначе она прекратит оказание помощи, дом придётся продать, а что станет с детьми – даже подумать страшно…

Впрочем, по своей сути «Няня МакФи» (так заглавие переводится дословно) имеет крайне мало общего с современными комическими «мыльными операми». Здесь уж уместнее вспомнить, скажем, об экранизациях знаменитых книг Памелы Треверс – и не только о триумфальной американской «Мэри Поппинс» /1964/, осуществлённой на студии Walt Disney Pictures (между прочим, у режиссёра Роберта Стивенсона был и другой похожий опыт, «Набалдашник и метла» /1971/), но и о советской телеверсии «Мэри Поппинс, до свиданья!» /1983/ Леонида Квинихидзе. Иными словами, сорокаоднолетнему Кирку Джонсу, прежде успевшему прославиться комедией «Просыпающийся Нед» /1998/ (у нас известна как «Сюрпризы старины Неда»), удалось блестяще поддержать традицию типично английского – подчёркнуто старомодного, но и довольно самоироничного – семейного фильма, заметно отличающегося, допустим, от сходственных американских картин; достаточно назвать хотя бы ленту «Твои, мои, наши» /2005/ Раджи Госнелла, вышедшую у нас параллельно. Причём изображение консервативных (в соответствии с нынешними представлениями о консерватизме) британских устоев вовсе не ограничивается столь узнаваемыми интерьерами роскошной усадьбы, принадлежавшей нескольким поколениям знатного фамильного рода. К тому же, авторы (художник Линн Хайтсон, художник по костюмам Филиппа Харт и, конечно, талантливый оператор Генри Брэм) не поскупились на насыщенные, контрастные тона, позволив насладиться великолепием алых, ярко-синих и зеленых цветов, в которые окрашены декорации и одеяния персонажей, тем самым – едва заметно придав атмосфере ирреальный, сказочный оттенок. Главным оказывается своеобразие миросозерцания или, точнее, то отношение к жизни, какое вслед за писательницей Кристианной Брэнд (фильм основан на серии её книг «Сестра Матильда») постарались донести до юных зрителей кинематографисты. С одной стороны – существуют правила, накопленные людьми на протяжении столетий, от следования которым в немалой степени зависит благополучие и человека, и семьи, и общества в целом, а анархия, даже принимающая форму неконтролируемых детских шалостей, таит в себе опасность разрушения. Но с другой – чрезмерное слабоволие, следование навязанным средой требованиям и избитым условностям, оборачивающееся сознательным подавлением естественных человеческих чувств и желаний, может привести к не менее серьёзным и малоприятным последствиям. Помимо тётушки Аделаиды (во властной престарелой аристократке с трудом узнаётся Анджела Лэнсберри, женщина-детектив из телесериала «Она написала «убийство») олицетворением едва не всех недостатков викторианской Англии сразу воспринимается миссис Куикли, вдова, положившая глаз на мистера Брауна, причём не в последнюю очередь из-за возможности обогатиться. И, напротив, социальное положение красивой и доброй Еванджелины, работающей в доме служанкой и в тайне любящей хозяина, не должно помешать достижению семейного счастья…

То обстоятельство, что автором сценария выступила Эмма Томпсон, мастерски, невзирая на поначалу уродующий грим, исполнившая заглавную роль, не кажется случайностью. Ведь замечательная актриса прославилась на кинодраматургическом поприще, адаптируя сочинения (помимо «Чувства и чувствительности» – анонимное участие в переводе на язык кино «Гордости и предубеждения» для недавней экранизации Джо Райта) небезызвестной английской писательницы. Да и сорокапятилетний актёр Колин Фёрт, поистине идеальный в образе мистера Брауна, прославился в предыдущей, телевизионной версии последнего из названных романов, а также в комедийно-мелодраматической дилогии о Бриджет Джонс – современной вариации на излюбленные темы Джейн Остин. Таким образом, картина Кирка Джонса определённо рассчитана не только на детей, но и одновременно (быть может, даже в большей степени) – на взрослую киноаудиторию, способную не просто с удовольствием лицезреть уроки, преподаваемые «моей ужасной няней», но вместе с тем – по достоинству оценить тонкую игру с традициями, сложившимися в английской литературе и кинематографе. И при этом – прочувствовать новизну трактовки проблематики, которую сложно посчитать оригинальной. Большой коммерческий успех достаточно дорогого (бюджет составил $34 млн.) фильма, собравшего свыше £16 млн. в Великобритании и около $45 млн. в заокеанском прокате, подтверждает подобные предположения.


Краткое содержание:


Седрик Браун недавно потерял жену и остался один с семью непослушными детьми, из-за проказ которых из дома ушла вот уже семнадцатая нянька. Но после того, как по рекомендации таинственного голоса Седрик нанял Нэнни МакФи, в доме Браунов воцаряется покой и порядок. Однако внезапно приехавшая двоюродная бабушка грозится забрать детей у Седрика, если тот к концу месяца не женится. Поиски жены не дают никаких результатов, так как озорные дети всех выживают из дома, и тогда Нэнни МакФи просит детей рассказать все бабушке, признать свою вину перед отцом и попросить дать ему второй шанс...



Комментарии на этот фильм:


Ahriman666:

Фильм получился добрым, но малость чуднЫм. Где то на 10 минуте стало понятно, чем всё закончится - детишек "воспитают", причём няня из жутко ненавидимой особы станет "прям таки ути-пути любимицей семьи, ну а слабохарактерный Марк Дарси (тьфу, это же не "Дневник Бриджит Джонс:-), так вот, этот дядя найдёт любовь всей своей жизни прямо у себя под носом в лице милашки-домработницы. Причём, всё это он сделает в память о своей преждевременно сгинувшей жене... Так что, в течении оставшегося после первых 10 минут времени мы с вами видим лишь подтверждение своих предположений.
А теперь о персонажах:
Няня...из доброй, строгой, сказочно-отвратительной ведьмы она превращается в добрую, строгую, сказочно-симпатишную волшебницу... Прогресс!
Папаша...не меняется на протяжении всего фильма...размазнёй был, размазнёй и остался...
Домработница...она мне сразу понравилась;-)
Повариха...я так и не понял, как могла женщина служить в армии в викторианской Англии. Тем более если она психически ненормальная...
Дети...тихий, в смысле громкий ужас...их исправить можно было только магией.
Злая тётя...если бы у меня было такое же зрение как у неё, меня бы не взяли в армию:-)
А в принципе, советую всем самим посмотреть...фильм именно семейный, о проблемах и радостях, о взаимовыручке и любви.
P.S. В целях разрешения демографического кризиса в современной России предлагаю брать пример со старой пуританской Англии. 7!!! детей это вам не шуточки;-)

Сообщение отредактировал Anya - 12.04.2006, 12:33
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 12.04.2006, 10:17
Сообщение #5
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Продавщица
По роману Стива Мартина
Режиссёр: Ананд Таккер
Сценарий: Стив Мартин, Джимми Фэллон
Оператор: Питер Сушицкий
Композитор: Баррингтон Фелунг
В ролях: Клэр Дэйнс, Стив Мартин, Джейсон Шварцман, Бриджит Уилсон и другие.

Юная Мирабель в свои невеликие годы успела изрядно разочароваться в жизни. Она целыми днями торчит за прилавком супермаркета для богатых, где продаёт им перчатки. Её любимая присказка: «Вообще-то эти перчатки всем подходят, но если дама очень крупная…»

Покупатели нервно курят в сторонке.

В свои не слишком пожилые годы юная Мирабель уже успела крепко поверить, что вот он — её потолок жизненных достижений, эту мысль подкрепляют заломленные руки банковских клерков, которые твёрдо высчитали, что если Мирабель так и будет каждый месяц возвращать из своего студенческого займа по сорок долларов, что расплатятся за неё уже её внуки. «Не получится», решает Мирабель и идёт обедать в одиночестве случайных подружек по супермаркету.
Мирабель нервно курит в сторонке.

Дни проходят так же бездарно, как и ночи. Вечером Мирабель заводит свой «запорожец», заводит в нём радио «для тех, кому климакс не помеха», заводит прачечную-автомат, заводит что-то грубое на музыкальном центре, после чего всё глушит и идёт фотографировать себя в обнажённом виде, дабы потом под воздействием шока от увиденного начать рисовать что-то такое углём по картону в бесконечном стремлении понять, что со всем этим делать. Ложится спать юная Мирабель строго на правой стороне кровати, рядом с пустующей подушкой.

Кошка нервно курит в сторонке.

Иногда проведённый вечер оказывается ещё бездарнее. Юная Мирабель знакомится у подножия прачечной-автомата со странными небритыми типами, глядящими, как и она сама, вникуда, потом одалживает этим типам мелочи, потом два доллара, потом они с помощью этих двух долларов идут в кино, потом возвращаются до её порога по пятидесяти трём ступенькам, но на вопрос «разве мы не будем целоваться» юная мирабель отвечает «а зачем» и идёт к себе — пялиться в тишине на случайно оставленный номер телефона и метаться в сомнениях.
Джереми нервно курит в сторонке.

Некоторые из вечеров оказываются ещё более бездарными. Юная Мирабель звонит по оставленному случайно номеру телефона и зовёт Джереми к себе. Вы привлекательны, я чертовски привлекателен, чего зря время терять. Далее следует сцена, которую не стоит демонстрировать подросткам не по причине того, что они чего-то там не видели, а потому что у них это всё ещё впереди. Осознание степени бессмысленности человеческой жизни приходит с годами. Заканчивается сцена тем, что нервно курящая в сторонке кошка вцепляется когтями в мягкое место случайного Джереми.

Джереми и Мирабель нервно курят в сторонке.

Становится понятно, почему юная Мирабель так спокойно относится к собственной беспомощности по части изменить что-то в этой жизни. Она просто перестала испытывать по этому поводу какие бы то ни было эмоции. Она просто смотрит в окно на звёзды и не мечтает о принце. Принцев нет. Она это знает твёрдо. Даже когда однажды знакомится, стоя за прилавком, с неким Рэем Портером, перелётным миллионером, случайно заглянувшим на огонёк. Она продаёт ему перчатки, но тем же вечером обнаруживает их в знакомой коробке возлежащими у неё под дверью.
Рэй Портер нервно курит в сторонке.

На этом позвольте закруглиться, считайте этот небольшой опус в жанре упрощённого сценария законченным, потому что «Продавщица» во многом — кино сюжетное, а потому любой случайный спойлер может разрушить тонкую магию повествования, приведя зрителя к неверным выводам о граде, о мире и о себе. Но атмосфера — атмосферу я попытаться передать был должен.

Дело в том, что кино это получилось настолько сосредоточенное и чуть не по Фрейду личное, для Стива Мартина в первую очередь, что за время просмотра постоянно приходится себя ловить на попытке от экрана отвернуться. Вы никогда не подсматривали в чужую спальню? Предполагаю, ощущения были бы примерно такие же. Стива Мартина многое беспокоит в этой жизни, и он хочет об этом поговорить. Такой вот коллективный сеанс психоанализа наоборот. И когда это осознаёшь, начинаешь смотреть на экран несколько иными глазами.
Да, это сказка. Страшная, совершенно недетская. Не без обязательных атрибутов, однако заезженных штампов в повествовании высматривать как-то в голову не приходит. Потому что это дело личное. А раз личное — значит логика у повествования забирается в такие дремучие глубины кинобытия, что начинает стучать в висках. Напряжение в кадре просто плавит целлулоид, хотя не площадке никто не истерит и не надрывается. Спокойное такое самокопание. Невыносимо спокойное.
Любопытно было бы постичь, как это кино смотрится женским взглядом, мужским — нервно, очень нервно. Потому что получилась это в итоге не лирическая комедийная мелодрама, а настоящая драма оттуда, из классики, с богами из машины, с завистью и гневом богов, с Тартаром и Стиксом. Разве что в конце никто не умер. А тишина такая, будто умер.
Зрители нервно курят в сторонке.


Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 17.04.2006, 18:23
Сообщение #6
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Счастливое число Слевина» (“Lucky Number Slevin”), 2006
Режиссёр: Пол Макгиган
Сценарий: Джейсон Смилович
Оператор: Петер Сова
Композитор: Джошуа Ральф
Продакш-дизайн: Франсуа Саган
В ролях: Джош Харнетт, Люси Лиу, Брюс Уиллис, Морган Фриман, Бен Кингсли и другие.

Вы относитесь к числу ценителей нового британского кино, старого Гая Ритчи и настоящего криминального экшна? Вы не любите римейки и считаете их главным злом западного кинематографа? Вы обожаете, когда в фильмах начинающих режиссёров мелькают в качестве камео культовые персонажи? В конце концов, вы любите, когда душа сворачивается и разворачивается, сюжет три раза делает оборот вокруг своей оси, а в конце все пляшут и длится поцелуй в диафрагму в улетающем навстречу закату кабриолете?
Если всё это — про вас, то вы получите от фильма Пола Макгигана самое невыразимое наслаждение. Нет, и Гай Ритчи тут ни при чём. Рейтинг R этого фильма — не более чем недоразумение. А в финале никто не целуется и не пляшет. Да и камео в данном случае — каждая первая роль в фильме — одно большое камео. Так к чему тогда я это всё? К тому, что формально ни одна буква первого абзаца этой рецензии к обсуждаемому сегодня фильму не относится. Но — обо всём по порядку.
Представьте себе, что Гай Ритчи, к вящей радости поклонников, развёлся, бросил употреблять шахматные самоучители вместо сказок на ночь, по вечерам принялся бы ходить в тир, где отстреливал бы не менее двух обойм за подход, а заодно пару раз угодил бы в лапы к доблестным бобби на предмет сопротивления властям — и вот, в таком, подзабытом уже состоянии снял бы фильм, в котором не было бы окромя Джейсона Стэйтама ни единого персонажа ближе третьего плана, потом бы про новый культовый проект прослышали бы все-все и тут же начали бы напрашиваться к режиссёру в качестве хотя бы «кушать подано», а Ритчи бы кочевряжился, не давал бы прессе комментариев, а в конце концов взял бы к себе в проект самых-самых, и назвал бы, как водится у Тарантины, всех героев кличками — только вместо Чёрной Мамбы получились бы Босс, Ребе, Мистер Доброкот и мистер Семецкий (последнего в финале непременно должны убить).
Представили? Если добавить к полученной картине отсутствующего в кадре Джейсона Стэйтама (он — персонаж, которого не видно и который ничего не говорит, но одно присутствие его на площадке заряжает действо необходимым пробойным электричеством), вы получите в точности то, что снял Пол Макгиган. Римейк «Револьвера» без малейших к нему отсылок, абсолютно ритчевское кинотворчество в лучших традициях изобретённого тем жанра. Чисто британское кино про евреев и негров на просторах оклахомщины.

Что, неочевидно? Шахматы, револьверы, часы, машины, трупы, морги, полицейские, скачки, пакеты на голову, двойники, ещё двойники, ещё двойники. Враг один, врага много, враг — кругом, мистер Голд сидит внутри тебя и ждёт. «Слевин» умудрился вобрать в себя всё лучшее из последнего фильма нашего любимца. Тончайшие интонации, повороты, расслабленную паранойю, опасную, холодную, решительную
Макгиган пошёл даже дальше, он умудрился и без того на грань, а то и за грань фола вытянутый концепт превратить в концепт ещё более отточенный, ещё более непротиворечивый. При этом попутно лишив его главных недостатков в виде нарочитой игры в «авторскость», всех этих бесконечных сцен в лифтах и прочей радости бытия.

Сюжет тут кристально ясен и детективно честен — все необходимые детали для расшифровки происходящего были получены зрителем заранее, каждый неожиданный поворот для верности обоснован полужирным, каждая недомолвка впоследствии оказывается частью плана, ни одного нерасчётного удивления зрителя. И при этом каждая положенная по ходу «объяснялка» — ни лишнего слова, а часто и просто без слов, картинкой и жестом.
Вольный или невольный римейк получился сильнее оригинала. Но в чём же фильм пошёл дальше? В персонажах. Сценарий и правда состоит только из призраков, людей-отражений, молчаливых фигур, даже если у них роль со словами. Даже Джош Харнетт, вот уж заполнивший собой добрую половину площади засвеченной во время съёмок плёнки, даже он — «кушать подано», камео длиной в фильм, просто представьте себе на его месте старину Питта. Представили?

Остальные же и подавно играют специально приглашённых гостей в моноспектакле одного актёра — Пола Макгигана. Уиллис в роли тени отца Гамлета, Кингсли и Фриман в роли постаревших теней Тибальда и Меркуцио, Люси Лиу в роли дружелюбного приведения.
В этом смысле даже игру их обсуждать особо не стоит, Брюс Уиллис играет Брюса Уиллиса, как в оушениане, помните? Остальные тож. Хорошо, замечательно, великолепно, но не в них дело и соль не в них. Фильм живёт с ними, но как бы и помимо них. Фильм и зритель, зритель и фильм.

От этой игры можно и нужно получать удовольствие. Выгрызать каждый хрящик в этом бульоне.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 11.05.2006, 12:39
Сообщение #7
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Моё сердце биться перестало» (“De battre mon coeur s'est arrete”), 2005
Римейк фильма Джеймса Тобака «Пальцы» (1978)
Режиссёр: Жак Одиар
Авторы сценария: Жак Одиар, Тонино Бенаквиста
Оператор: Стэфан Фонтэн
Композитор: Александр Деcпла
В ролях: Ромен Дюри, Оре Аттика, Эмманюэль Девос, Нильс Ареструп, Джонатан Заккаи, Лин Дан Пам, Мелани Лоран.

В резкой, нервической картине француза Жака Одиара «Моё сердце биться перестало» действительно много сердца, которое не бьётся, а колотится — так, что приборы зашкаливает, и хотя название констатирует его остановку, герой фильма Тома был и остаётся тем сердцем, не знающим покоя.
Тома горит глазами, ему тесно в собственном теле, он всё рвется куда-то, мечется, ему нелегко пристроить избыток энергии. Работая «в недвижимости» он проворачивает сделки большей частью альтернативными методами, применяя то, что называется «грубой силой», хотя герой не злодей, у него просто гадкая работа.
Он пускает крыс в квартиры «проблемных жильцов», шпарит дубиной по стеклам во временных пристанищах эмигрантов, и всё время кажется, что в его ремесле это такая необходимость, что французские риэлторы — они вообще такие.
По разумению самого Тома, его работа ничуть не плоха, поскольку его отец, которого мы видим стареющим обрюзгшим блондином в жёлтом пиджаке и тёмной рубашке, всю жизнь делал то же самое. А Тома чтит отца, он верный сын. Чувство сыновнего долга героя и степенный эгоизм его родителя прямым ходом отсылают к архетипу патриархальной восточной семейственности, где друг за друга стоят горой, и если что — идут на кровную месть.
А поводов к мести в сюжете предусмотрено немало. За отца Тома вступается если не с радостью, то с азартом. «Ты забрал деньги у Минского? — спрашивает папуля. — Нет, но я переспал с его девчонкой». И уголовных замашек у героя хватает: вспомнить одно развлекалово в духе «Бойцовского клуба» как логическое завершение вечерних кабацких возлияний. По фильму Тома слушает техно, но ему бы в Гарлеме рэп читать со всей своей бескомпромиссностью и талантом к потасовкам.
Однако пестует в себе герой — совсем другой талант. Его главная страсть зацвела буйным цветом после одной неожиданной встречи, когда Тома разом обретает намерение продолжить давно заброшенные музыкальные опыты на фортепьяно и идет домой упражняться в арпеджио. Но парень, увы, не имеет драгоценного качества, которое студенты консерваторий называют «задницей», и спустя какое-то время мы уже застаем его бессильно лупящим скрюченными пальцами по клавишам.
Участь терпеть его творческие агонии уготована девушке-китаянке, которой Тома платит за уроки игры и работу личным громоотводом. Её китайский и его французский им обычно не пригождаются — разве что интонации передать. По их междусобойному радио частенько передают штормовые предупреждения, однако для появления симпатии и, чего уж там, более страстных чувств почва оказывается подготовленной. В итоге всё выливается в большую и чистую, на которую, к сожалению, даётся только намёк.
А жаль, потому как молодчик Тома бурный, горячий и, кажется, искренний. Он любит женщин и обращается с ними по-хорошему ловко — способность талантливых гибких натур. При этом врождённое чувство стиля не даёт герою быть со всеми дамами сладкоголосым соловьем. Если не нравится откормленная девица, «модель для каталогов», представленная невестой его отца — он и назовет её шлюхой. Впрочем, выбранный эпитет будет вполне подходящим, и никем иным девица, по правде, не кажется.
Фильм как раз и интересен своей нелинейностью. В нём — не выведенная жирным единая повествовательная линия, но отрезок человеческой жизни, расцвеченный в различные краски. Герой идёт к мечте, которая, как любая вещь, не имеет ценности, пока за неё не заплачено. И история о том, сколько готов выложить за мечту человек, о том, с каким видом он выкладывает свои абстрактные монеты — это интересно. Многомерная картинка, которую приятно видеть и понимать.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 23.05.2006, 10:06
Сообщение #8
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Вдох-выдох», 2006
Режиссёр: Иван Дыховичный
Авторы сценария: Владимир Моисеенко, Александр Новотоцкий
Оператор: Максим Осадчий
Композитор: Антон Батагов
Звукорежиссёр: Ян Потоцкий
Продюсер: Никита Клебанов
В ролях: Екатерина Волкова, Ольга Дыховичная, Игорь Миркурбанов, Андрей Батуханов, Александр Решетняк и другие.


Фильм Ивана Дыховичного «Вдох-выдох», вопреки своему названию, не равен такту человеческого дыхания. В нём гипертрофированная простота соседствует с запутанной философичностью. В нём мелодрама, история стихийных чувств, разыгрывается с дотошностью шахматной партии, где учащённое дыхание страсти сменяется статичным напряжением психоанализа.
Резкое начало картины с живописным падением автомобиля в болото, столь же эффектная «подводная» звукорежиссура — это вдох и остановка дыхания. Следующая сцена знакомства с главным героем в кабинете у психоаналитика, такой неуместно-западный приём, если бы не отчётливое сюрреалистичное сходство самого аналитика с персонажами Виктора Сухорукова — это выдох и долгая под него рефлексия.
В таком ритме чередования эпизодов, где застывшее настоящее с его разговорами, недоумением и вопросами, с его бесшумным, настороженным дыханием, взрывается жадными, полными глотками жизни из прошлого, и развивается всё действие до самого его неожиданного конца.
Вот перед нами простая история — мужчина и женщина долгих десять часов, отведённых на встречу, рассказывают друг другу о том, что пережили когда-то в прошлом, как потеряли свою настоящую любовь, как были с ней одним дыханием и как разрушили её. Постепенно, обретая всё больший символизм, их жизни переплетаются так, что становится неважно, у каждого из них своя судьба или она у них общая.
И вот уже на месте простой истории образуется нагромождённый философско-художественный концепт, в который потом перетекает каждое простое действие на экране, как бы демонстрируя и утверждая саму такую возможность — из элементарных составляющих возвести обязательное «преступление и наказание в космосе».
При этом запутанный, переусложнённый психологизм повествования, логику которого — разговоры о беспомощности и свободе, о познании чужого дна посредством собственного дна, и чужих высот посредством того же самого дна — тяжело отследить и невозможно повторить, весь этот тонкий до полной неуловимости рисунок в одних сценах постоянно и последовательно сталкивается с подчёркнутой условностью и примитивом в других сценах, для вящей убедительности облачённых в контрастный всему происходящему визуальный глянец, который трудно переварить.
Этот клоунский психоаналитик с его условным диагнозом, дурацкий анекдот, рассказанный в начале, сюжетный поворот с появлением героини Ольги Дыховичной, ненавязчивый гламурчик в кустах, сама пугающе пластмассовая подруга, не менее условная сцена с бывшей женой — всё это будто предназначено для того, чтобы зритель спотыкался об эти эпизоды и обрывал ритм своего движения, чтобы изменить его и начать заново.
ачем его вынуждают спотыкаться? Хотят ли, чтобы он понял что-то в тех дебрях самоощущения и самосознания, куда заносит главных героев и которые они старательно вербализуют? Хотят ли, напротив, чтобы не погружался в эти мучительные лабиринты, а искал свои уровни восприятия?
Многие из этих вопросов, хоть и остаются без прямых ответов, но косвенно проясняются, если уточнить одну деталь. Сценаристы картины Владимир Моисеенко и Александр Новотоцкий знакомы нам уже по фильму «Возвращение», сценарий которого принадлежит их же перу. Звягинцевская картина, как помним, вызвала шквал противоположных мнений, одни кричали, что пустышка, другие говорили «гениально» и вручали премии.
«Возвращению» была свойственна крайняя аскетичность происходящего на экране и чрезмерный при этом нажим каждого кадра, перегруженность его намёками на существование скрытых смыслов, которые раздражающе не читались.
При совершенно ином художественном стиле и сюжете картины, «Вдох-выдох» обладает похожими чертами. Та же подчёркнутая скупость происходящего и та же бездна между простым его восприятием и итоговым, которое пытаются формировать авторы, навешивая на простое действие нагромождение ускользающих смыслов. И та же сомнительная ценность этого нагромождения.
Но существует и отчётливая разница. У Дыховичного кадр при всей своей нарочитости остаётся лёгким, не давит и не нагнетает атмосферу, даёт дышать. Режиссура и камера здесь не усугубляют сценарные умствования, а, где-то облегчая их, где-то даже иронизируя, дают возможность с ними сосуществовать и находить ценность не в одних лишь малообоснованных пост-толкованиях, как это было с «Возвращением», но и в непосредственных ощущениях от художественного произведения здесь и сейчас.
Шахматная партия, разыгрываемая на экране Дыховичным, это всё же игра. И как всякая игра, она будит любопытство. И, может быть, главный вопрос и главная суть здесь обосновалась вовсе даже не в драме влюблённых, а, например, в этом странном человеке, рассказывающем бредовые истории о гибели своих родственников, в которые никто не верит, и только чтобы сделать ещё один шаг в этой хитрой многоходовке и понять, что все рассказанные им байки — чистая правда — от зрителя требуется совершить целое мозговое усилие.
И если вам кажется, что над вашими извилинами пытаются произвести насилие, послушайте этого сумасшедшего водителя — вы, возможно, не о том думаете.

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 24.05.2006, 17:00
Сообщение #9
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Страна приливов
Режиссер Терри Гиллиам
В ролях Джефф Бриджес, Джодель Ферланд, Дженнифер Тилли, Брендан Флетчер, Джанет МакТир

Джелайза-Роуз (Джодель Ферланд) — 9-летняя дочка Ноя и Королевы Гунгильды, двух героиновых мечтателей на финишной прямой (играющие их Джефф Бриджес и Дженнифер Тилли не похожи не только на себя, но и на людей вообще). Ной считает себя викингом, Гунгильда любит шоколад и почти сразу умирает. Насилу уговорив отца не устраивать матери огненное погребение, Джелайза-Роуз едет с ним на край земли — в дом среди прерий, где отец якобы вырос. Выйдя из автобуса, Ной сразу находит себе кресло-качалку и, перетянув плечо жгутом, сам переходит в разряд мебели. Дитя, оказавшись посреди незнакомого мира, ведет себя вполне по Хайдеггеру — запускает в окружающую реальность острые коготки, возводит над колышущейся травой свою собственную жутковатую мифологию и, наконец, объединившись с соседом-имбецилом (Брендан Флетчер), начинает охоту на главное местное зло — скорый поезд, проходящий через степь дважды в сутки.

«Страна приливов» сделана за время полугодовой самоволки Гиллиама со съемочной площадки «Братьев Гримм»; устав биться лбами с продюсерами, он сбежал в Канаду и там за небольшие деньги (финансировал фильм Джереми Томас — верная нянька Осимы, Вендерса и Бертолуччи) с маленькой группой и любимым оператором экранизировал любимую книгу — пятилетней давности роман американца Митча Каллина. Побег из мира чистогана в уайетовские поля закончился, впрочем, престранно. Такое чувство, что из этих полей назад вернулся какой-то другой Гиллиам, жестокий и недружелюбный; более того — у него, всегда забавлявшегося тем, как тонка грань между волшебством и шарлатанством, по возвращении обнаружилась вдруг склонность к самозабвенным завываниям такого вполне шаманского толка.

Общее мнение состоит в том, что хорошему человеку дали слишком много творческой свободы и тот с непривычки укусил себя за хвост; но, кажется, тут все серьезней. Как все большие художники, Гиллиам давно выработал собственную модель отношений с высшими силами. Заключалась она в том, что пан режиссер приплясывает на земной поверхности, строя небесам разнообразные оскорбительные рожи, а небеса ярятся и обрушивают на него стихийные бедствия — то метафорические (вроде прижимистых кинодельцов, традиционно мешающих производству гиллиамовских фильмов), а то и реальные (как было на съемках «Человека, убившего Дон Кихота»). Именно эта позиция человека, во всю глотку орущего Богу: «Ты старый дурак, и мир твой дурацкий!», и делала Гиллиама героем, именно она заставляла год за годом с замиранием сердца следить за его злоключениями. И вот затяжной Гиллиамов бунт против мироздания прервался самым обидным из возможных способов: небо перестало ему возражать. Будто устав от препирательств со своим строптивым критиком, провидение сказало ему, как король Карл поэту Джонни Уилмоту в одном недавнем фильме: «Я больше не стану обращать на тебя внимание. Будь каким хочешь». И Гиллиам не то чтобы скис — оставаясь по-своему лучшим, он, как и все, кого лишили прямой линии с небесной приемной, теперь обращается к миру из какой-то непролазной, египетской тьмы — той самой, из которой глядят на нас в самом конце фильма ведьмины глазки малолетней артистки Ферланд. То есть Бог все-таки не фраер — такой из всего этого, видимо, следует вывод.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 17.06.2006, 16:20
Сообщение #10
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Изображая жертву», 2006
По одноимённой пьесе братьев Пресняковых (МХТ им. Чехова)
Режиссёр: Кирилл Серебренников
Сценарий: братья Пресняковы
Оператор: Сергей Мокрицкий
Художник-постановщик: Валерий Архипов
Композитор: Александр Маноцков
Продюсеры: Наталья Мокрицкая, Ульяна Савельева, Леонид Загальский В ролях: Юрий Чурсин, Виталий Хаев, Анна Михалкова, Лия Ахеджакова, Марина Голуб, Марат Башаров, Максим Коновалов, Андрей Фомин, Федор Добронравов, Александр Ильин, Игорь Гаспарян


В западном киномире давно устоялось некоторое равновесное соотношение кино авторского и коммерческого — последнего (имеются в виду по-настоящему крупнобюджетные фильмы), вопреки общему мнению, выпускается крайне мало, в то время как авторский кинематограф заполняет программы многочисленных фестивалей и после выходит каким-никаким прокатом, каждый раз вызывая известный интерес среди киноманской публики. У нас же, если шагнуть за пределы монтажных, где оживают, чтобы тут же умереть в безвестности, студенческие работы, фильмов некоммерческих словно вообще не снимают.
Доходит до смешного, в финальной части отечественных кинопремий российские «блокбастеры» соревнуются в статях с одной-двумя дошедшими до зрителя авторскими картинами, в то время как первым на подобных мероприятиях вообще, по-хорошему, делать нечего, а вторых должно быть на порядок, на два порядка больше. А те редкие пташки, что долетают до западных фестивалей, до своего появления где-нибудь в Каннах на родине вообще никому не известны на грани заговора молчания.
Почему так происходит — тому есть куча причин, почему даже со скрипом известное кино просто не попадает даже в ограниченный прокат — тоже как бы, наверное, причины есть, хотя лежат они, в массе, в области страусиной психологии, а не бизнеса. И потому любой выход из тени действительно молодого и действительно авторского кино вне пределов фестивальных залов ММКФ и «Кинотавра» — уже в чём-то праздник. Да хоть бы и в пределах — на фоне успехов «9 роты», «дозоров» и пр. процент отечественных картин в программе того же Московского кинофестиваля выглядит издевательством.

Впрочем, тем радостнее праздник. Конкретное кино это можно не любить или не принимать, но не радоваться самому факту его появления — непростительная глупость. Потому для меня старт чёрной комедии «Изображая жертву» — новость хорошая, очень хорошая. Другое дело, что с этого места можно начинать расставлять различные оценки, акценты, предпочтения и разводить прочую вкусовщину. К ней и приступим.

Режиссёр Кирилл Серебренников с драматургами братьями Пресняковыми не кривили душой, называя свой проект чёрной комедией — в ней действительно можно смеяться до слёз над вещами, над которыми смеяться не принято — над жизнью и смертью, над бессмысленностью всего сущего и над судьбой, которая есть самое большое издевательство над нами всеми. Это не главный герой изображает сначала жертву, а потом преступника в грандиозном следственном эксперименте по имени жизнь, это сам зритель примеряет на себе эту несколько непривычную роль, только примерно к середине повествования понимая, что роль эта ему вовсе не так нова и вовсе не так чужда.
Под шутки и прибаутки, под кривляния изображающего жертву «главного героя Вали, закончившего университет», под реплики одуревшего следователя и столь же одуревшего подозреваемого, в трясущейся камере милиционерши-Михалковой перед нами предстаёт цирк с конями, именуемый следственным экспериментом. Следователя плющит, «жертву» плющит, милиционер таращит глаза, милиционерша болтает по мобиле с невидимым мужем, остальные участники доводят процесс до полного изнеможения, зритель тупо ржёт с подвыванием. Так и живём.
А когда очередной эксперимент на людях заканчивается, наступает нечто ещё более чёрно-белое, беспросветное и бессмысленное, где уже как бы и совсем не до смеха. Но смех прорывается и там, возвращая нас к шагам Командора и прочему Шекспиру, у которого от фарса до трагедии — полстрочки и желание сменить интонацию, именно потому «пуэр ёрика» так много в комедиях на все лады, опять же, см. эпиграф.
Как и было обещано, перед нами — с одной стороны вполне театральное, с другой — вполне кинематографическое, местами экспериментальное, а в массе — вполне народное кино о герое нашего времени, который «вот сволочи! “пульнул” он! в соседа по парте пульнул!», который «притворится, и ты его уже не заставишь» и который от общего ощущения нереальности всего сущего уже в принципе не видит разницы между жизнью и очередным экспериментом.
И мир этот, мир следственных экспериментов, вслед за «жертвой» всё больше утягивает и остальных — финальный дуэт Лии Ахеджаковой и следователя в японском ресторане — апупеоз бредовости нашего окружающего и удушающего бытия. Сквозь смех и приятный слуху гладкий и витиеватый мат перед нами предстаёт то самое «всех расстрелять, город сжечь», но увы, на революции герой не способен, он может лишь провести ещё один эксперимент и кануть в воды Стикса.
Как относиться к этому фильму — зритель решит для себя сам, но та лёгкость, с которой авторы справились с задачей, не может не приглянуться, да и в конце концов — перед нами просто очень смешное кино с массой личных достоинств, сумевшее дойти до проката. А это уже очень и очень немало.

Продюсеры обещают продолжить цикл «герой нашего времени» другими проектами. Будем ждать.
www.kinokadr.ru
*************************

«Омен 666» (“Omen, the”), 2006
Римейк одноимённого фильма Ричарда Доннера 1976 года
Режиссёр: Джон Мур
Сценарий: Дэвид Зельтцер
Оператор: Джонатан Села
Композиторы: Марко Бельтрами, Джерри Голдсмит
В ролях: Лев Шрайбер (Роберт Торн), Джованни Ломбардо Радиче (отец Спилетто), Джулия Стайлз (Кэтрин Торн), Шимус Дэйви-Фицпатрик (Дэмиен), Пит Постлтвэйт (отец Бреннан), Мия Фэрроу (миссис Бэйлок) и другие.

По заведённой у нас традиции, прежде чем начать говорить о римейке, постараемся начисто забыть об оригинале. Не спорю, в данном случае это будет не трудно, а очень трудно, «Омена» у нас до сих пор с преизрядной частотой показывают и по TV, и в личных коллекциях он занимает своё законное место среди прочей классики. Но всё-таки, слишком это безнадёжное дело, начинать сравнивать, у кого страшнее или у кого актёры лучше играют. Есть кино, оно вышло в прокат, мы его посмотрели. Отсюда и будем разговаривать, а к оригиналу — вернёмся, но только в самом конце.

Подгаданная под знаменательную дату апокалиптическая история о пришествии на землю малолетнего Антихриста начинается, как положено для всякого байопика, с рождения, сопровождая его положенными (и наглядно продемонстрированными) знамениями и цитатами из откровения Иоанна Богослова. Кругом снуют монахи, в Ватикане Папа хватается за сердце, а посреди всего этого хаоса стоит ничего не понимающий папаша (как умер? он же ничем не болел!) и пытается привести действо в более конструктивное русло. Увы, с самого начала история грешит общей притянутостью за уши на грани полной профанации.

Старый сценарий на современные рельсы ложиться отказывается категорически, потому что есть такая штука как семантика. Так вот, семантически образы умирающего Папы, падающих башен-близнецов, американских президентов и военных конфликтов на ближнем востоке ну никак не связаны «здесь и сейчас» с концом света и вторым пришествием. Это сразу начинает мешать просмотру.

Дальше получается не лучше. Если в ролике добрый взгляд Дэмиана (в современной озвучке получившегося чуть ли не Демьяном) наводил трепет на неокрепшие души, то в фильме, предваряемый долгим периодом «какой большой дом, да-да, очень большой» и долгими же документальными кадрами «отрочество Дэмиана», он как-то получает заметный уклон в сторону абсолютно лишнего в сюжете мотива «довели ребёнка, изверги».
К середине фильма неожиданно оказывается, что буквально все вокруг знают, кто таков Дэмиан, полгорода держало свечку при его рождении, все улики не то чтобы не закопаны, но крайне неглубоко, а та наивность, с которой эти открытия производятся, заставляет помянуть Дэна Брауна добрым словом — старик хотя бы таинственности смог напустить ух как.

Сам же «хороший мальчик» постепенно, на месте отточенности тизера, предстаёт замкнутым ребёнком, ненавидящим родителей, но категорически не являющимся сколь угодно действующим лицом положенной богоборческой драмы. Все им помыкают, таскают туда-сюда, как мебель, и даже единственное активное действие он производит словно бы по приказу сотонинской нянюшки, единственного близкого ему человека супротив нехороших родителей.
Понятно, что он ещё развернётся вовсю в других сериях, но Антихрист в качестве бессловесного предмета интерьера с двумя репликами «кушать подано» — это не то, что можно ожидать от современного мистического триллера. Ну, и самый финал с «папой», лазерными прицелами и президентом, это уж извините. Если здесь и сейчас — то президент у них нынче Джордж Буш мл., а из него драматическая фигура… мда. Время такое, не до Антихристов нам, с ценами на нефть и с Саддамкой бы порешать.
То есть фильм местами вполне ничего себе, со своей динамикой, саспенсом, экшном, весьма приличной картинкой и в меру приличной игрой актёров, но для хорошего триллера, повторюсь, этого мало. Слишком много «не верю» и «так не бывает» (жена помощника американского посла, рожающая у каких-то сомнительных монахов тож), а также профанации вроде сомнительных для вроде как всемогущего мальчика способов умерщвления близких своих. Это же Враг человеческий, он же Зверь с тремя шестёрками на челе, а тут такое. Собачка, опять же, и прочие человеческие жертвы.
Взяв за основу оригинальный сценарий, столь успешный в семидесятых и вылитый впоследствии в бронзе, режиссёр и продюсеры не сумели в итоге поставить его на современные рельсы, только напомнив лишний раз зрителю — пересмотрите классику, причём срочно, а киношникам сотый раз доказав тривиальную истину — снимая кино, вложи в него что-то своё, отставь оглядки на первоисточники и оригиналы на второй план, потому что кино должно быть кино, а не вторым, третьим или десятым вхождением в одну и ту же реку.

www.kinokadr.ru
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 17.07.2006, 13:44
Сообщение #11
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Наука сна» (“Science des reves, la”), 2006
Режиссёр и автор сценария: Мишель Гондри
Оператор: Жан-Луи Бомпуан
Композитор: Жан-Мишель Бернар
В ролях: Гаэль Гарсиа Берналь, Шалотт Генсбур, Эмма дэ Кон, Миу-Миу, Ален Шаба, Пьер Ванек и другие
Участник программы «Вокруг света» XXVIII ММКФ.


Мишель Гондри после выхода «Вечного сияния безупречного разума» в одночасье стал человеком-открытием, самородком, сумевшим воплотить свой собственный, уникальный, далеко не рассчитанный на массового потребителя визионерский стиль в кино, ставшее вдруг понятным, интересным и приятным глазу не только законченных киноманов, завсегдатаев фестивальных показов, надутых критиков, но и обычных посетителей столичных мультиплексов и просто ценителей ненапряжного домашнего видеопросмотра.
Мишель Гондри некогда сумел всех разом убедить, что комик Джим Керри — на самом деле талантливый драматический актёр, актриса Кейт Уинслет — не ограничивается в своих способностях амором из «Титаника», а обычный зритель прежних фильмов Джима и прежних фильмов Кейт — может и хочет смотреть кино вот такое, особенное, волшебное, личное, камерное и как бы ни о чём. Иллюзия рукотворной любви и иллюзия существования вымышленных героев стала для нас всех приятным невыразимо шоком — так это было живо и реально.
После этого Мишелю Гондри были, пожалуй, открыты все двери, однако сам он в те двери спешить не стал, а решил продолжить заняться тем, чем предпочитал заниматься прежде — играть с игрушечными персонажами, наблюдать за ними, и играючи делать их живыми. А производить эти манипуляции он предпочёл вдали от света больших голливудских софитов, ничуть не изменив себе, и даже дав чуть большую, чем обычно, волю фантазии, совместив легчайший и балаганный стиль «Звериной натуры» (под таким именем у нас фигурирует фильм “Human Nature”) и всё того же «Вечного сияния».
Герой на этот раз будет не только блуждать в собственном подсознании, в кадре и за кадром снова будет наблюдатель (помимо, собственно, зрителя), только на этот раз таким наблюдателем будет сам главный герой, засевший в студии «Стефан-ТВ», обложившийся пустыми упаковками из-под яиц и глядящий в немигающий глаз ненастоящей телекамеры. Добавим к этой картине исполнителя главной роли — более чем интересного актёра Гаэля Гарсию Берналя, поместим действо в Париж, подсолим сверху трёхязыкой фактурой полуподвального офиса, производящего на свет дурацкие календари, и вуа-ля. Получите!
У главного героя умирает отец, с которым он жил через океан от родной, но бесконечно далёкой Франции, после его смерти беглая мамочка главного героя, сподобившаяся некогда полюбить разговорчивого иллюзиониста-любителя, приглашает сына погостить к себе под предлогом якобы найденной для сына работы по профессии — он художник. Главный герой, которого зовут Стефан, прилетает в Париж, мучаясь по приезде изрядно подзабытым французским, мамочку так и не видит почти до самого финала повествования, работа оказывается совсем не тем, чего он себе удумал, а тут его ещё начинают по старой памяти во время сна на своей собственной детской кровати мучить визионерские сны, перепутывающиеся и сливающиеся с этой реальностью, в этих снах поселяются люди из неожиданно обрушившейся на него новой жизни, а также там поселяется его свежеприобретённая соседка по имени Стефани, которой его мама сдаёт соседнюю квартиру и которой он уже успел уронить вниз по лестнице пианино.
Сны не дают не опаздывать на работу, Стефани не даёт Стефану спокойно познакомиться со своей подружкой, которая поначалу нравится ему куда больше самой соседки, Стефан бегает по лестнице вверх-вниз, прикидываясь, что он здесь не живёт, ночами во сне строча Стефани саморазоблачительные письма, пока наконец не понимает, что сон окончательно перепутался с реальностью, да и так ли это нужно, их разделять. Тем более, что за стенкой живёт человек, которому в его снах тоже найдётся место.

Применив нарочито трэшовую конструкцию фона ко всему происходящему и встроенной в фильм анимации «как в русских мультфильмах», Мишель Гондри предъявил на этот раз к зрителю гораздо более высокие требования — эта, порой, совсем уже «трава у дома» временами действительно с трудом удерживается на грани полного сюрреализма и полной паранойи, делая кино во многом куда более экспериментальным, чем то же «Сияние», однако даже эти изыски ничуть не мешают во время просмотра щедро вкушать главное — невероятную лёгкость бытия, царящего во внутреннем мире автора, всю эту феерию чистых чувств, чистого юмора, чистых красок, чистых персонажей.

Восторг — не то слово, которым стоит описывать некоторые отдельные сцены и вообще впечатление от фильма. Дело тут не в восторгах. Хотя именно восторженный смех охватывал зал на вечернем показе в рамках ММКФ. Это был не смех над удачной шуткой, это был смех радости от увиденного. Чистая, выкристаллизованная эмоция от скальпеля в собственном мозгу, задевшего центр удовольствия. До встречи в кино.

www.kinokadr.ru
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 29.08.2006, 08:28
Сообщение #12
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Связь», 2006
Режиссёр и автор сценария: Авдотья Смирнова
Оператор: Сергей Мачильский
Композиторы: Борис Гребенщиков, Алексей Стеблёв, Пётр Климов
Продюсеры: Алексей Учитель, Мария Авербах
В ролях: Михаил Пореченков, Анна Михалкова, Настя Сеглиа, Дмитрий Шевченко, Ирина Розанова, Леонид Ярмольник, Алексей Попогребский, Андрей Прошкин и другие

В адюльтер-мелодраме «Связь» острословная журналистка и остроумная сценаристка Дуня Смирнова впервые предстала также и в роли режиссёра — и тут же превратилась в фигуру сдержанную, не допускающую ни язвительности, ни эпатажа, блюдущую приличия, говорящую чеховскими интонациями, и только юмор, настоящий задорный юмор, которого несмотря ни на что, неожиданно много для драматической истории осталось на экране, выдаёт нам автора с головой.
Рабочий вариант названия — «Обычные дела» — яснее, чем финальный, отражает общие акценты рассказанной истории. Двое взрослых семейных людей, как будто бы здравых и благополучных, знакомятся где-то случайно, влюбляются и начинают тайно встречаться. У обоих вполне счастливый семейный быт, дети, сложившаяся жизнь, которую они не хотят разрушать, чтобы не причинять боли близким. Она живёт в Питере, он в Москве, они тайно мотаются из города в город, придумывая предлоги для встреч, иногда долгих, иногда мимолётных и нелепых. У истории нет начала и нет конца, даже когда дело приходит к развязке и нужно что-то решать. Словом, обычные дела — кто-то влюбился, кто-то оступился, как-то так получилось, двойная жизнь, ставшая обыденной, обыденное начало и обыденный конец, который кому-то сделает больно, но вряд ли что-то изменит даже в частном мироустройстве одной семьи.
Так эти двое и мыкаются между своими жизнями, не находя себе постоянного места, но и не особенно страдая от этого, пока их не уличают и не дают им окончательного повода для угрызений совести и для принятия решений. Верят будто бы в свою любовь, но что за любовь такая между зрелыми людьми, не склонными по темпераменту к стихийной страсти — это персонажи Анны Михалковой и Михаила Пореченкова доносят до зрителя с не слишком большой ясностью. Михалковой по-настоящему удаются рыдания и заламывание рук, когда она говорит матери — у меня любовь случилась; удаётся и образ женщины, не девочки, красивой спокойной и зрелой красотой, но этот образ как раз не позволяет до конца поверить в её шальную любовь и заставляет согласиться с её матерью, возражающей дочери — любовь в твоём возрасте случается от глупости или безделья.
Герой Пореченкова в роли романтического влюблённого рядом с Анной Михалковой и вовсе как-то скромен и нерешителен, предпочитает не проявлять себя, прячется за образом добродушного и приятного во всех отношениях мушчины. Зато в привычной для себя роли рубахи-парня — когда выпивает с «ребятами» — выглядит замечательно органично, тут же снимает настороженность и легко завоёвывает симпатию зрителя. Характерному актёру, что поделаешь, трудно менять своё амплуа, тем паче под руководством осознанно сдержанного режиссёра, который чётко, иногда вопреки себе, бдит, чтобы ничья крыша не улетала дальше дозволенной отметки.
На экране в итоге достаточно повествовательности, есть жизненность, но маловато жизни. Есть сценарная убедительность, хотя и неровная — картина не сразу раскочегаривается и поначалу, когда персонажи Михалковой и Пореченкова говорят друг другу нежные глупости, выдуманные слова, те, что бывают только между двоими, зритель испытывает за них какую-то ужасную неловкость, может быть, потому что это совсем не приспособлено для посторонних ушей. Дальше всё идёт гораздо естественнее, во многом благодаря хорошему юмору, ставшему в фильм приятным сюрпризом.
Но этой естественности, для того чтобы она ожила и задышала, не хватает режиссёрских акцентов, слишком невыразительной делает режиссёр фактуру, хоть визуальную, хоть эмоциональную, причём делает это явно намеренно и даже понятно что имея в виду. Но фактуры этой всё равно хочется, её отсутствие ощущается как недобор, а использованные для её нивелирования визуальные средства, как этот пыльный нарочито засвеченный муар, напротив, ощущаются как недостаточно обоснованный перебор.
На фоне этой общей нерешительности хорошего в общем фильма, которому сдержанный режиссёр Дуня Смирнова излишне решительно запретила самовыражаться, особенно красноречиво выглядит камео Ярмольника, выступающего с уверенной небрежностью мастера, в одном выходе иронично декларирующего, кто тут единственный пребывает в добром здравии.

Фильму удалось главное — не скатиться в весь этот «питерский гламур», которого неожиданно много вдруг стало на экране, где отчего-то вылизанные поребрики окропляются бессмысленными слезами, а нарочито неприбранные парадные скрывают дорогостоящий евроремонт. У Дуни Смирновой всё спокойно, Питер и Москва хоть и не отличимы друг от друга, как Третья улица строителей, но живут какой-то единой жизнью, которая в фильме всё-таки есть, хотя она всё ещё «где-то рядом».

*************************************

«Лифт», 2006

Режиссёр: Всеволод Плоткин
Сценарий: Роман Доронин
Оператор: Радик Аскаров
В ролях: Сергей Горобченко, Даниил Спиваковский, Игорь Верник, Наталья Рычкова, Ольга Родионова и другие.

Пятеро безымянных героев разъезжаются по этажам большого дома, поднимаясь в лифте всё выше и выше. Они не знают, что спустя десять минут благодаря целой цепи обстоятельств они снова, в таком же составе, соберутся этом же лифте, который будет двигаться уже вниз, только путь этот продлится куда дольше нескольких секунд, минут и даже часов — лифт будет нестись в бездонные глубины, пока случайные попутчики в этом тесном пространстве не начнут догадываться, что связывает их между собой и что должно произойти, чтобы двери лифта всё-таки открылись.
Герметические триллеры всегда несут в себе элемент детектива — почему именно эти пятеро, что происходит, кто виноват и что делать. Нервный молодой человек с разбитым лицом, придурковатый псих с испачканным чем-то ножом, «скрипач» с костюмом в чехле и тяжёлой скрипкой в футляре, сверлящая всех глазами женщина-врач и юная, куда-то страшно опаздывающая спортсменка. Ни имён, ни судеб, только обстоятельства появления в этом злополучном лифте, только взаимоотношения с другими невольными попутчиками, только общая на всех участь. Среди них — один маньяк и ни одного праведника. И кто на самом деле есть кто — дело долгих и долгих разбирательств, которым и будет посвящён весь хронометраж фильма.
Жанровое кино у нас нынче на подъёме, но самыми многообещающими из всего разнообразия проектов этого года оказались именно триллеры — чёрные комедии, молодёжные, фантастические и экшн-триллеры, джей-хорроры и римейки классических гоголевских сюжетов — вот какое разнообразие готовят нам кинопродюсеры. Нельзя сказать, что все из уже стартовавших фильмов на все сто процентов оправдали наши ожидания на их счёт, но существенная часть впечатлила не только на фоне недавнего нашего кинобезрыбья, но и вообще даже по сравнению с лучшими представителями мировой классики жанра.
И «Лифт», по счастью, занял своё место именно в этой славной когорте — жанр герметического триллера, когда камера покидает площадь двух квадратных метров кабины лифта лишь для небольших флэшбэков, располагает к тому главному, чего важно достигать нашему кино — снимать фильмы, не требующее больших бюджетов, но воплощающее в себе всё то, что включает понятие «современное кино».
Никакой фальши. Камера смотрит на героя в упор, не давая актёру фальшивить. Сюжет не подразумевает баловства широтой простора, но требует отточенности и диалогов, и сценарных коллизий. Режиссёр не может скрывать себя за спецэффектами и разнообразной пафосной разлюли-малиной. Чистый жанр, чистое кино, чистый, не замутнённый технологическим дымом контакт зрителя с фильмом.
Невероятно тонкая постановка вопроса требует от авторов предельной точности, лаконизма, понимания своих обязанностей на площадке и осознания ответственности перед конечным результатом. И «Лифт» по факту сумел удержаться в этих жёстких рамках.
Шикарные актёрские роли что Даниила Спиваковского (несколько необычного после «Моего сводного брата Франкенштейна») и Игоря Верника (неожиданно точного в роли «скрипача», и совершенно другого, нежели мы привыкли его видеть), вполне вписавшиеся в ансамбль остальные персонажи — лёгкие нотки чувства «не верю» во время фильма если и мелькают где-то на задворках сознания, их удаётся легко загнать обратно. Кто из них маньяк, а кто жертва — отнюдь не так просто угадать даже в самом финале, где число подозреваемых начинает стремительно сокращаться.
Детектив без трупа, основанный лишь на фантастической постановке вопроса посреди затопляющей всё клаустрофобии предельно замкнутого пространства — задача не для сценариста, лишённого воображения, и она была решена замечательно: затихая и разгораясь снова, триллер катится вперёд, погружая зрителя в транс, а персонажей — в новые и новые конфликты между собой.
Музыка, очередной изыск ракурса камеры, образы несущегося и несущегося в бездну лифта под движущийся к логической развязке бесконечный диалог героев — всё укладывается в общую картину триллера в исконном понимании этого слова — в котором зрительское напряжение и есть главный герой, который действует, живёт и почти ощутим физически.

Всеволод Плоткин сумел оправдать самые радужные ожидания — весьма плодотворная идея реализована на более чем достойном уровне, безо всяких ссылок на молодость жанра, на бедственное положение с кадрами и недостаток денег, на что ещё недавно жаловался каждый первый. После просмотра хочется увидеть и новые проекты автора, а что может быть важнее.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 2.10.2006, 15:35
Сообщение #13
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Парфюмер: история одного убийцы» (“Perfume: The Story of a Murderer”), 2006
По одноимённому роману Патрика Зюскинда
Режиссёр: Том Тыквер
Сценарий: Эндрю Биркин, Бернд Айхингер, Том Тыквер
Оператор: Франк Гриебе
Композиторы: Райнхольд Хайль, Джонни Климек, Том Тыквер
Продакшн-дизайн: Ули Ханиш
Дизайн костюмов: Пьер-Ив Гэро
Продюсер: Берндт Айхингер
В ролях: Бен Уишоу (Жан-Батист Гренуй), Дастин Хоффман (Джузеппе Бальдини), Рэчейл Хёрд-Вуд (Лаура), Алан Рикман (отец Лауры), Каролина Херферт (девушка со сливами) и другие.

Том Тыквер, безусловно, молодец. Прежде всего потому, что не побоялся взяться за такой сложный проект. «Парфюмер» — выдающееся литературное произведение современности, но не в этом была главная сложность. «Парфюмер» в первую очередь уникален в роли своего рода почти визионерского путеводителя в мир, который нам почти неведом. В эфемерный, неощутимый мир запахов. Ведь если как пахнет роза мы все в общих чертах представляем, про оттенки ароматов вина можем спросить у мэтров-дегустаторов оного, то чем пахнет стекло и чем запах мокрой ржавчины отличается от запаха сухой — уже тут начинается неразрешимая загадка, не описуемая словами человеческих языков, ориентированных изначально на стилистику «что вижу, о том и пою».
В «Парфюмере» же Патрик Зюскинд с успехом удаляется в область того, что не увидишь, не попробуешь, к чему не прикоснёшься и что не запечатлеешь на «запаховой фотографии», про что не снимешь «запаховое кино». По крайней мере, пока.

Представьте себе немое кино о гениальном таланте оперной дивы. Представьте себе пейзаж, написанный для слепых. И тогда вы поймёте, какую сложнейшую задачу решил роман, напечатанный типографской краской по прессованной целлюлозе, пахнущий исключительно типографской краской и целлюлозой. И в какой необычный мир должен был погрузить зрителя Тыквер. Зрителя, сидящего в зале, пахнущем в лучшем случае ничем. А в худшем случае пропитанном вязким запахом попкорна, надолго застревающим в горле.
Именно это — создать запах на экране, внушить его зрителю — должен был в первую очередь суметь Тыквер. Не будет этого — фильму уже ничего не поможет. Будет — значит, все споры про «точность экранизации», «авторское видение», «получился или не получился триллер» автоматически уходят на второй план. И, чётко это понимая, Тыквер начинает своё повествование с ударной порции… вони. В точности, как в романе. Самое вонючее время — восемнадцатый век. Самое вонючее место — Франция, Париж, рыбный рынок. Именно там родился мистически ужасный человек без собственного запаха, Жан-Батист Гренуй, гений с одинаково идеальным и бесчеловечным обонянием, человек, которого придумали, но он стоил того, чтобы существовать на самом деле.
Суметь двумя минутами хронометража погрузить зрителя в тот мир, дать ему почувствовать тонкий аромат тухлых рыбьих потрохов, прелого навоза, гнилой воды и других, более непосредственных следов человеческой жизнедеятельности — это задача, с которой Тыквер справился легко и артистично, не пережимая, но и не отводя камеру. Больше он не будет настолько углубляться в насыщенное миазмами человеческое существование, но даже «с прикрученным вентилем» фильм будет преследовать зрителя сотней деталей в каждом кадре и сотней запахов этих деталей. Аромат девичьей кожи, лепестков апельсинового цвета и величайшие в мире тринадцатикомпонентные духи Гренуя тут будут соседствовать с запахом крови, кандалов, страха, смерти, дублёных кож и пота разгорячённой толпы. Пока они, согласно сюжету оригинала, не приведут действо обратно — туда, где всё и началось. Где человек без запаха должен исчезнуть, как и появился. Как будто и не появлялся.
Увы, одновременно с действом в запа ховой вселенной, должно происходить какое-то действо в исконном, сценарном понимании этого слова. Если безумное «коллекционирование» запахов и ключевой момент сюжета «девушка сидела за столом и чистила мирабель» происходит в обоих мирах одновременно, то в остальном Тыкверу явно приходится разрываться между визуализацией запахов и продвижением сюжета. И тут он идёт на вынужденный шаг — возникший в самом начале «рассказчик» не оставляет нас до самого финала, исчезая только на время недлинных диалогов и нескольких монологов.
Не обошлось и без вынужденных игр в постмодернизм. Неровности темпа ужатой в сценарий ткани романа приходится разбавлять застеночными «флэшбэками наоборот», что, во-первых, смещает акценты, а во-вторых, лишает происходящее известного привкуса триллера, без которого «Парфюмер» немыслим. Если понятно, что Гренуя схватят и осудят, то триллер приходится искать в другом — в беготне по тёмным закоулкам и громогласной «анафеме на голову нечестивца». Всё это начинает водить действо из стороны в сторону и мешает восприятию основного — «истории одного убийцы», рассказывая которую Тыквер вынужденно начинает частить в середине, оставляя побольше времени на настоящий финал, уже очищенный от «измов» и выполненный во вполне конгениальной роману псевдонатуралистичной и псевдореалистической манере итальянского кино прошлого века.
Но тут, в финале, на сцену невольно слишком крупным планом выходит тыкверовский Гренуй — Уишоу, слишком похожий на злосчастного Энакина Скайвокера. До этого он замечательно вписывался в образ своего литературного прототипа (как и все остальные актёры, кастинг в фильме вообще поразительно точный), но тут словно даёт слабину — и сцена с Рикманом «мой сын, о, мой сын» с саблей и прочим, на фоне творящейся вокруг мистерии плоти нет-нет да и царапает, не верю, да.
Можно ли было Тыкверу выдержать баланс до конца, избавиться от голоса за кадром, вернуть триллер на место, сделать до самого конца Гренуя серой тенью, лишь подсвеченной на просвет заёмным запахом его жертв? Об этом можно гадать. Стэнли Кубрик, которому было предложено экранизировать роман, посчитал его неэкранизируемым, и возможно, был прав. Но сумел ли Тыквер довольно близко подобраться к идеалу? Скорее да, чем нет. Ибо главное, повторюсь, было достигнуто в совершенстве — миром ароматов Гренуя по Зюскинду правила ужасающая вонь, между которой и самыми изысканными ароматами гениальный маньяк-парфюмер не делал никаких различий. Он искал не благоухания, а своей, только ему доступной, непостижимой мировой запаховой гармонии.
Тыквер же предельно честно постарался по-своему разгадать эту загадку, и весьма на этом пути продвинулся. Осталось дождаться появления на свет другого гения, который сделает это лучше.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 9.10.2006, 18:34
Сообщение #14
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Отступники» (“Departed, the”), 2006
По мотивам сюжета гонконгского боевика «Двойная рокировка» Алана Мака и Феликса Чонга
Режиссёр: Мартин Скорсезе
Сценарий: Уильям Монахан
Оператор: Микаэль Баллхаус
Композитор: Говард Шор
Продюсеры: Брэдд Птт, Дженнифер Анистон, Мартин Скорсезе
В ролях: Леонардо Ди Каприо, Мэтт Дэймон, Джек Николсон, Марк Уолберг, Мартин Шин, Рэй Уинстон, Вера Фармига, Алек Болдуин и другие.


Непростительной глупостью было бы считать Мартина Скорсезе недостойным «Оскара». И то, что оная статуэтка до сих пор успешно миновала мэтра режиссуры — скорее недоразумение, прихоть злого рока, нежели объективная дань уровню его таланта.
Гадать на хрустальном шаре на новое творение господина Скорсезе не придется. Ясно как божий день, что за «Отступников» кто-то получит «Оскара» (а уж по количеству номинаций на золотую статуэтку фильм может запросто догнать «Авиатора»). Но вот сам мастер, к несчастью, наверняка вновь останется лишь в списке номинантов, но не победителей — больно уж спорный вышел фильм.
В своем новом творении режиссер затрагивает тему шпионажа и предательства, рассказывая историю двух подставных агентов. Фильм повествует о двух выпускниках полицейской академии, невольно оказавшихся по разные стороны баррикад. Первый — Колин Салливан (Мэтт Дэймон) — приёмный сын босса местной ирландской мафии, делающий карьеру полицейского в управлении Бостона, — для прикрытия «папочки», разумеется. Второй — Билли Костиган (Леонардо Ди Каприо) — засланный агент полиции, ищущий расположения того самого мафиози. Им обоим предстоит неоднократно пройти сквозь огонь, воду и горы трупов, чтобы доказать свою преданность. Но всё усложняется, когда «на оба ваших дома» объявляется охота на предателей, и по сути они теперь должны ловить сами себя и друг друга.
Достаточно нетривиальный сюжет подкрепляется более чем достойным воплощением. Метафоры, любителем которых является Скорсезе, дополняют повествование изрядной долей иронии — весьма уместной в фильме гангстерской тематики. К слову, гангстеры в картине на редкость политкорректны. Нет, сцены разбирательств с должниками, разумеется, присутствуют, равно как не забыты поминаемые через слово итальяшки-макаронники из конкурирующих фирм. Но жертвы мафии в кадре не испытывают особых мук, отделываясь дополнительным отверстием для вентиляции в голове — очевидно, времена «бетонной обуви» и прочих почти поэтических экзекуций безвозвратно канули в лету. И одному Ди Каприо в этом плане не везет — на орехи «человек и пароход» получает весь фильм, не уставая, впрочем, отвечать взаимностью каждому второму.
Визуализация насилия на экране, впрочем, не подкачала. Скорсезе умело балансирует на грани чернушной трэшевости, показывая только необходимый, вполне реалистичный, уровень жестокости. И пусть вас не вводят в заблуждение $90 млн, значащиеся в графе «бюджет» — на сцены перестрелок из этой суммы ушла едва ли одна сотая. Взгляните на список Личностей (именно с большой буквы), приобщившихся к работе над фильмом, и вопрос «куда делись деньги» отпадет сам собой. Целиком и полностью ушел на гонорары, разумеется.
Актерский состав действительно порадовал. Дэймон и Ди Каприо блистательно отыгрывают свои роли. Особенно радоваться хочется за последнего, сумевшего-таки откреститься от имиджа любимца школьниц 9-11 классов. Со времен «Банд Нью-Йорка» Лео еще больше повзрослел и заматерел, удивив в очередной раз критиков заметно подросшим уровнем актерской игры.
Шин-старший тоже тряхнул стариной, да и снялся в высокобюджетном серьезном фильме, показав сыну достойный пример (последний, напомним, засветился в «Очень Страшном Кино-4») своим актёрским талантом. Марк Уолберг в роли «занозы в заднице отдела» хорош до невозможности, его персонажа, кажется, ненавидят буквально все, недаром именно ему доверили честь поставить точку в этом рассказе. Вера Фармига, единственная значимая женская роль в этой мужской компании, сумела двумя эпизодами задать истории противостояния двух копов весьма необычную интонацию, да и вообще романтическая линия на фоне всего полотна смотрится совсем не вставным цирковым номером. Что уж и говорить о мастере лицедейства Джеке Николсоне, оказавшемся в очередной раз неподражаемым. Его монологи на протяжение всего фильма не оставляют даже тени сомнения в том, кто главный в этом змеином клубке.
При такой игре после финальных титров так и ждешь появления строчки — «фильм основан на реальных событиях». Однако же, её нет — зато есть потрясающая по глубине проработка сценария. Неспешное, растянутое на целых два с половиной часа действо хоть завораживает далеко не каждым своим кадром, но и равнодушным не оставляет ни в коем разе. Тому, наряду с прочими элементами, способствует атмосфера, заслуживающая самых лестных слов. Грамотно подобранный антураж, музыка и характеры героев заставляют вспомнить классику настоящего гангстерского кино — честь и хвала господину Скорсезе.
Не обошлось, как водится, и без ложки дёгтя. И если за нарезку кадров в начале фильма (дабы сэкономить время на подробном повествовании) мэтра можно немного пожурить, то смазанный финал откровенно разочаровывает. Тонкие нити интриги, так тщательно сплетавшиеся в клубок, обрываются острейшими ножницами подгоняющего хронометража, оставляя после себя кучу вопросов и гору бессмысленных трупов.

Однако, как бы там ни было, фильм вышел замечательный. Полный одновременно жизненности и литературности, подлости и добродетели, предательства и верности. И пусть Скорсезе и дальше продолжает «охоту за Оскаром» — ведь пока она идет, мы каждый раз будем наслаждаться отличным фильмом.

взято для вас с сайта www.kinokadr.ru
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 25.10.2006, 14:01
Сообщение #15
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Дитя человеческое» (“Children of Men”), 2006
По роману П.Д. Джеймса
Режиссёр: Альфонсо Куарон
Сценарий: Альфонсо Куарон, Тимоти Секстон, Дэвид Арта, Марк Фергюс, Хок Остби
Оператор: Эммануэль Любецки
Композитор: Джон Тавенер
Продюсер: Марк Абрахам
В ролях: Клайв Оуэн, Джулианна Мур, Майкл Кейн, Клэй-Хоуп Ашити, Пэм Феррис и другие.

Антиутопия — самый серьёзный из фантастических жанров, потому что ближайшим её «родственником» оказывается обычная историческая наука безо всякой цирковой приставки «альтернативная». История собирает, детализирует и верифицирует наши знания о прошедших временах, по сути строя достоверную модель того, как всё было. Антиутопия, как и её античная прародительница без приставки «анти», занимается реконструкцией того, чего на самом деле не было, но непременно станет, если будут соблюдены некоторые условия. Человечество исчерпает источники углеводородного топлива, человечество заиграется с ядерным оружием, человечество погрязнет в тоталитарных идеалах хождения строем, человечество расплодится так, что природе самой придётся урегулировать этот макробиологический вирус с зачатками разума. Пандемиями очередных экзотических штаммов гриппа, распространением генетических заболеваний, войнами не ради получения преимущества одного государства над другим, а с целью простого биологического вытеснения одной популяции людей ради выживания другой.
Биология и гуманизм — вещи несовместные. Когда человек снова становится стадным животным, только в тысячу раз изощрённее, тут не нужен никакой Босх, чтобы представить все зверства, на которые способен хомосапиенс ради того, чтобы продлить своё существование на лишний час, ради лишнего глотка воздуха, ради лишнего метра свободного пространства. На этом постулате и держится антиутопия — довести до крайней черты то направление, по которому уже сейчас движется человечество и представить себе тот ад, который после этого разверзнется.
В мире фильма «Дитя человеческое» помимо прочих радостей современной жизни вроде расцвета новейшего, то есть часто религиозного терроризма и национальных столкновений на почве конфликтов коренных жителей и мигрантов, выбрана ещё одна сюжетообразующая деталь — наступившее у всех поголовно женщин на Земле бесплодие, причины которого неизвестны, но известен печальный итог, к которому всё идёт — то, что не смогли войны, голод, экология, болезни, погромы и концлагеря, рано или поздно довершит время. Человечество стареет и вымирает, постепенно погружаясь в пучину хаоса, уже не важно религиозного, политического или экономического. Главная мысль именно такой проблематики — человечество на экране предстаёт живым трупом, мучительно пожирающим самоё себя в последнем приступе мании самоубийства.
Каждый, кого мы видим на экране — такой живой труп. Он не ждёт от жизни ничего не в смысле Оруэлла и его новояза-двоемыслия, не в смысле машинизаций человека как у Уэллса, а просто потому что во вселенной «Дитя человеческого» грядущая неизбежная смерть каждого человека на земле это просто реальность, данная в ощущениях. И герои доживают свой век.
По-разному — кто цепляется за эту жизнь, продлевая её чужими трупами, кто живёт себе тихо, пользуясь возможностью спрятаться в тихом уголке, кто пытается напоследок защитить какие-то свои идеалы, теперь уже столь же бессмысленные, как и борьба с этими идеалами. Все совершают какие-то ритуальные действия, изображая живых, но все они уже мертвы, а действия их — лишь рефлекторные подёргивания отмирающих тканей. Которые отнюдь не спешат прекращаться, когда вдруг в этом мраке слабо начинает мерцать огонёк надежды.
Сюжетообразующий ребёнок, случайно появившийся на этот несчастливый свет, вовсе не Мессия и вовсе не панацея. Никаких надежд, что этот ребёнок будет не последним, в фильме нет. Но в сошедшем с ума мире находится крошечная кучка людей, которые не забыли те времена, когда мир был ещё разумен и добр, пусть лишь слегка разумен и совсем немножко добр, но этот разум и доброта были ещё живы. И вот ради этой памяти, а вовсе не ради мифической надежды, которой ни у кого уже давно нет, которая отмерла за ненадобностью, эти люди встают и бредут куда-то босыми ногами по мёрзлой земле, покрытой сожжёными трупами животных и, позже, тёплыми ещё телами убитых людей
Всё бессмысленно, всё бессмысленно, повторяют герои. Дёрни крючок, дёрни крючок. Но всё равно идут. Потому что это дань памяти. Будущего для них всё равно нет, а вот прошлое — с яслями, детскими садами, школами. С семьями, парками, лесами, просто миром, наконец. Оно было. И ради него стоит закончить свою жизнь вот так — под прицелом автомата, босыми ногами по грязи. Но — в пути.
Именно об этом снимал фильм Альфонсо Куарон, именно это играли нам Клайв Оуэн, Джулианна Мур и Майкл Кейн — в совсем не обычной своей манере. Пусть они при этом где-то переигрывали, нажимая на антиутопию, ввязывая действо в совсем не обязательную для достижения художественной цели войну, но они постарались донести до зрителя вполне утопический ценности — любовь, дружбу, доброту, обычную порядочность. Пусть при этом режиссёр с оператором в своей обычной манере не смогли удержаться от перегибов трэш-стилистики, предпочитая не ковыряться в больном человеческом организме ланцетом, а долбить по нему кувалдой, восклицая — ты видишь, ты видишь, ты видишь?!
Да, даже в апокалиптическом мире машины могут быть и помытые, и непомятые, и «заводиться с толкача» компьютеризированная техника не может, и дымящих допотопных мотороллеров в век закончившейся нефти не бывает, и ажурные шлагбаумы вокруг конлагеря с летающими над всем этим десантными вертолётами «Чинук» — это нонсенс. И что никто не будет назначать встречу с единственной в мире беременной в открытом море у безымянного буя напротив этого концлагеря — тоже понятно. И даже по известной у нас печальной традиции пускать в город танки для борьбы с пехотой тоже ясно — хотелось яркого ряда, который бы не ковырялся, а бил по мозгам. И авторы в этом добились своего — на фоне вовсе не героических персонажей, пытающихся своими слабыми силами сделать хоть что-нибудь ради памяти своих близких, действительно, бьёт наотмашь, так что брызги в камеру, а после — только лечь и тихо умереть.

Пусть финал останется открытым. Пусть надежда останется только у самых наивных. Но память — она никуда не денется...


«Иллюзионист» (“Illusionist”), 2006
По рассказу Стивена Миллхаузера «Иллюзионист Эйзенхайм»
Режиссёр и автор сценарий: Нейл Бёргер
Оператор: Дик Поуп
Композитор: Филип Гласс
В ролях: Эдвард Нортон, Пол Джиаматти, Джессик Биель, Руфус Сьюелл, Аарон Джонсон, Эленор Томлинсон и другие.

Эта эпоха ещё долго будет будоражить кинематографистов своим нутряным мистицизмом. Начало XX века, надвигающаяся мировая война и русский бунт, начало НТР, ощущение возможности чего угодно, от оживших картинок до квантовой механики, человека каждодневно окружают механические чудеса и чудеса в смысле ловкости рук, всё смешалось в том мире, создав атмосферу, столь любимую авторами комиксов и, собственно, породившую в том числе и кинематограф.
Оды прибытию поезда неисчислимы со времён Люмьеров, оды ловкости рук и никакого мошенства наследуют другому отцу-основателю — Жоржу Мельесу, родоначальнику жанров кинофантастики, киномистики и киноужасов. Он был главным престидижитатором в кино того времени.
И рано или поздно кино должно было вернуться к иллюзионистам конца XIX века как предтечам того, что производит сейчас большой Голливуд — нереальную реальность, в которую приходят за деньги, ни в коем разе не веря в происходящее на экране, но приходя именно за уговорами — поверь, прими, проживи в это мире хоть пару часов, пусть с пивом в руке и скептической ухмылкой на лице.
Именно так поступает со своими зрителями иллюзионист Эйзенхайм, он предупреждает, что это просто фокус, но зритель покидает зал после финала представления и недоумевает — но как же, как же это он сделал? Итс мэджик, лукавым взором провожает Эйзенхайм зрителя. И так продолжалось бы долго, если бы за маской иллюзиониста не скрывался человек со своими страстями и судьбой, благодаря которой ему однажды предстоит сразиться с неилюзорно-великими мира сего, с которыми не поборешься карточным фокусом или сложной машинерией кривых зеркал и механических деревьев, произрастающих из косточки.
О, иллюзиониста Эйзенхайма серьёзно обидели, но он не оскорбился, он не княжеских кровей, слишком много гордости ему не нужно. А вот когда обидели ту, кого он любит, и попытались наступить на горло его тайной, сокрытой за маской, жизни, тут он решил с блеском повторить старый фокус исчезновения человека вместе с деревом, под которым он сидел. И фокус этот у него удастся, несмотря ни на что.
Эдвард Нортон — актёр, безусловно, созданный богом ради киноманов, для киноманов и по просьбе киноманов. Любое появление на экране его печальных глаз и, местами, выбитых зубов (см. «Бойцовский клуб») приводит оных в состояние экстатического транса. Потому что ужас как хорош. И потому что «верю, чорт побери!» И «Иллюзионист» — не исключение. С вот такой бородкой, на стульчике посреди сцены, с закатанными рукавами при полной тишине он творит на экране волшебство, и волшебство это не воспринимается очередными голливудскими расчудесами, потому что вера, в данном случае равная просто доверию, она делает многое и за режиссёра, и за специалиста по визуальным эффектам.
И когда так похожий на бесславно закончивших свой век, хоть позже и канонизированных русских царей Кронпринц Леопольд начинает ковыряться при нас в этих чудесах и требовать ответов, мы его ненавидим вместе с ироничным утопистом Эйзенхаймом, потому что это чудо, не лезьте туда своими грязными пальцами.
Нет, конечно, та некоторая покорность и тихая печаль, с которой маска Эйзенхайма воспринимает происходящее всю вторую половину фильма, может показаться при просмотре несколько утрированными, да и по итогам сеанса немножко (а кому-то, может, и сильно) не хватает в кадре по-настоящему Плохого Иллюзиониста — «вы слишком добрый, вам нужно рассердиться». По сути, должная порция «лекарства озверин» главным героем принимается всего раз — в самом конце, и в итоге всё оказывается оправданно и сценарно, и по Станиславскому, но зрителю-то это заранее не известно, и этот момент несколько смазывает восприятие происходящего.
Зрителю бы больше верить старшему инспектору Улю с его неослабной подозрительностью, но поверить ему, увы, мы сможем тоже только в самом конце. Такова концепция, таково исполнение. По сути мелочь, придирки, но на фоне шедевральной работы Дика Поупа и уж тем более неувядающего таланта маэстро Филипа Гласса просто хочется немножко попридираться. Слишком увлёкся режиссёр этой игрой в отвлечение внимания зрителя. Хотя и проделал это с блеском.
Если же вспомнить, что вскоре грядёт «Престиж» Криса Нолана, который будет поднимать тему и вовсе занимательную — трагического противостояния двух великих престидижитаторов тех же времён, то тут уже важна каждая мелочь. Какой из двух фильмов полнее раскроет столь занимательную тему? Первый выступающий спортсмен показал на помосте великолепную технику и артистизм исполнения, с небольшими помарками набрав изрядный зрительский балл. Сможет ли его противник повторить или даже превысить этот показатель? Увидим.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 31.10.2006, 17:35
Сообщение #16
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«DOA: Живые или мёртвые» (“DOA: Dead or Alive”), 2006
По одноимённому компьютерному файтингу
Режиссёр: Кори Юен
Сценарий: Джей Ф. Лоутон, Адам Гросс, Сет Гросс
Операторы: Чи Йин Чен, Квок-Ман Кеунг
Композитор: Junkie XL
В ролях: Джейми Прессли, Холли Вэлэнс, Сара Картер, Девон Аоки, Эрик Робертс, Мэттью Медсен и другие.

Так уж сложилось, что жанр «фильм-по-игре» вызывает у публики подозрения по каждому новому анонсированному проекту. Кто тому виной — Болл его знает. Возможно, нерадивые режиссеры, клепающие поделки одна хуже другой. А может и разработчики тех самых игр, сплавляющие свои детища без разбору.
Как бы там ни было, за последние годы ситуация медленно, но верно начала выправляться. Сначала маловнятный, но выдержанный в полном соответствии со стилистикой игры Doom. Затем — без шуток страшный и увлекательный «Сайлент Хилл». На их фоне плевками в душу выглядят творения одного небезызвестного в узких кругах режиссера, снявшего такие опусы как «Один в темноте» и «Бладрейн» — но о них в приличном обществе говорить не принято.
Сегодня же перед нами — новый пророк незабвенного Mortal Kombat, исполненный в лучших традициях своего идейного вдохновителя. Всё тот же «мистический остров», на котором собираются всё те же «лучшие бойцы». Только драки здесь более шутливые — всего лишь до момента, когда один из соперников свалится наземь без сознания.
К несчастью, от Mortal Kombat’а в наследство остались не только впечатляющие по зрелищности драки, но и малейшее отсутствие такого понятия как «интересный сюжет». Интриги уровня «что здесь происходит на самом деле» являются, впрочем, отличным поводом отключить мозг на время просмотра, и насладиться непосредственно действом.
По части файтинга, безусловно, являющегося главной составляющей фильма, нет ни малейших нареканий — определенно, это сильнейшая сторона картины. Приёмы, как и персонажи, были взяты напрямую из одноимённой игры, вследствие чего мы имеем неописуемое удовольствие наблюдать отлично поставленную боевую хореографию.
Актёрский состав, на 70% состоящий из весьма фигуристых девушек, лупцуется почём зря. Любители «Ангелов Чарли» не останутся равнодушными, глядя на то, как «дикие, но симпатишные» фемины вышибают дух друг из друга, а заодно из твердолобых мужиков, посмевших оспорить рациональность тотального матриархата в кадре.
Не могут не радовать глаз и отменные декорации — вызов на поединок может застать героев в любом месте таинственного острова, богатого на разнообразные благолепные пейзажи, — будь то драка на пляже под дождём или внезапный поединок в бамбуковой роще.
Однако же и здесь, в самый разгар действа, понимаешь, что треклятая политкорректность вновь взяла своё. Введённое ограничение по возрасту в 13 лет, абсолютно связало режиссёру руки, запретив показывать хоть сколь-нибудь «mature» контент. Беспощадным режиссёрским (или то были продюсерские?) ножницам подверглась и тривиальная кровь — за весь фильм вы не увидите ни капли красной жидкости. И то правда, зачем шокировать малолетних зрителей?
Лучше уж порадовать их корнями оригинала (то бишь, одноимённой игры), торчащими отовсюду — начиная с яркой, бросающейся в глаза одежды всех героев, и заканчивая столбиками «жизни» на публичных мониторах во время драк. Утрированные характеры и топорные диалоги, безусловно, следует приписать сюда же.
Фильм красив и красочен, но бесконечно бессмысленнен — большой ошибкой будет пойти на сеанс, не понимая этой простой сентенции. Однако же если знать о фильме все то, о чём было сказано выше, если изначально настроить себя на просмотр brain-off-файтинга, — может выйти толк. Уж удовольствие получите точно.
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение
Прикрепленное изображение


«977», 2006
Режиссер: Николай Хомерики
Сценарий: Юрий Давыдов, Николай Хомерики, Александр Родионов
Оператор: Алишер Амидходжаев
Композитор: Фёдор Лавров
Продюсер: Арсен Готлиб
В ролях: Федор Лавров, Клавдия Коршунова, Екатерина Голубева, Леос Каракс и другие.

В захудалый московский научный институт, где на огромных площадях обитает всего несколько десятков человек, приезжает молодой ученый из Новосибирска. Заведующий институтом, похоже, не желает уделить ему внимания больше, чем помидорам и огурцам, зато сразу поручает ему одну из лабораторий. Молодое дарование Иван (Федор Лавров) выяснил, что предельным значением некоего показателя, характеризующего неизвестный поток частиц, который индивидуален для каждого человека, стало значение 977. Правда, все эксперименты направлены на то, чтобы изменить это самое индивидуальное значение каждого из испытуемых или хотя бы понять от чего это значение зависит и почему у одного оно 245, а у другого 687. Испытуемые живут в научно-исследовательском институте на манер больницы: к ним приходят родственники с апельсинами, по утрам их кормят овсянкой, медсестра постоянно вьется вокруг, и живут они в коридоре на больничных койках, где мужская и женская половины разделены ширмочками. Сами пациенты-испытуемые — неплохой такой наборчик даже для фильмов Феллини: хохотушки-близняшки, постоянно танцующая полная женщина в детских одежках и бодрый рабочий, прячущий водку за стеллажами журналов «Биофизика».
Всё действие происходит внутри этого самого института и каждый из героев обречен находиться только в этом аквариумоподобном пространстве. Когда сценарий попал в руки молодому и даровитому Хомерики (короткометражки «Шторм», «Вдвоем») — это был мистический триллер, а превратился он в меланхоличную мелодраму с долгими-долгими планами и вдумчивыми диалогами. Избежать сравнений с классикой новому фильму не удалось, все норовят сравнить его то с «Солярисом» Тарковского, то с «Девять дней одного года» Ромма. Однако ни по драматургии, ни по уровню абсурдности некоторых сцен эти фильмы абсолютно не похожи.
Тех людей, которые обвиняют фильм во вторичности, впрочем, можно понять. Во-первых, все ученые-исследователи поразительно напоминают нам советских учёных из фильмов 60-х и 70-х годов. Во-вторых, главного героя постоянно преследует девушка-призрак, поразительно похожая на таковую в картинах у Андрея Арсеньевича.
Чтобы хоть как-то отразить нападки, автор говорит, что фильм наполовину импровизационный и снимали так, чтобы поддержать атмосферу конкретного московского НИИ. Фильм изначально планировался как картина с острыми конфликтами и героями, которые должны были бы бегать с загадочным счетчиком, выяснить в конце концов, что же это за показатели, и перевернуть всё представление о человечестве.
В «977» же нет никакой определенной разгадки и каждый зритель должен сам ответить себе, что самое главное в человеке — любовь, или вера, или душа. На обсуждении в клубе «Синефантом» режиссёр откровенно признался зрителям, что сам он не любил никого, кроме своей мамы, возможно, от этого в фильме возникает загадочная тема тотальной нелюбви — особенно пронзительная в признании одного из испытуемых, который сообщает, что в своей жизни любил разве что собаку Шарика…
В свой фильм Николай Хомерики (который учился киноделу сначала в России, а потом во Франции) сумел привлечь поистине интернациональную команду. Тут есть и Катерина Голубева, популярная за рубежом российская актриса, снявшаяся в «29 пальмах» и в «Поле Х». В загадочной эпизодической роли человека с ключами от холодильника, а потом с настенными часами в трех сценах появляется французский режиссёр Леос Каракас («Любовники с нового моста», «Парень встретил девушку», «Поле Х»).
Хомерики ещё только начинает снимать, но на него уже возлагает нешуточные надежды отечественный кинематограф. И хотя образование, полученное им на высших режиссёрских курсах, под руководством Хотиненко, показалось ему недостаточным — принадлежит он России, а не Франции. «977» стал единственным нашим фильмом, попавшим в официальную программу Каннского фестиваля, пресса соорудила режиссёру нерукотворный трон, не остались глухи к этим громким фактам и прокатчики — теперь мы можем посмотреть это стопроцентно авторское кино в избранных кинотеатрах страны.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 16.11.2006, 13:29
Сообщение #17
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Здесь курят» (“Thank You for Smoking”), 2006
По роману Кристофера Бакли
Режиссёр и автор сценария: Джозеф Райтман
Оператор: Джеймс Уитакер
Композитор: Рольф Кент
В ролях: Аарон Экхарт, Мария Белло, Кэмерон Брайт, Адам Броуди, Сэм Эллиотт, Кэти Холмс и другие.

Можно сколько угодно говорить о вреде курения, алкоголизма и легализации огнестрела, можно сколько угодно спорить о доказанности вреда от пассивного курения, существования пивного алкоголизма или связи между выдачей разрешений на гладкоствольное оружие и американскими случаями учебных стрельб школьников по школьникам — в современном обществе эти дискуссии давно уже перешли из разряда медицинских и судебных в политические.
А где политика, там и политики. И ещё однокоренное слово — политкорректность.
В годы победившей политкорректности, когда в кино больше не курят, потому что это ай-ай-ай, и даже вроде бы собираются компьютерным монтажом повырезать сигареты из старых классических фильмов, обратно потому что ай-ай-ай, персонаж современного кино, который в кадре по долгу службы защищает табачные корпорации от праведного гнева общественных организаций и отдельных сенаторов — уже заслуживает самого пристального интереса.
Нет, Ник Нэйлор сам не курит в кадре — куда уж тут деться, да и показательно излучаемый им оптимизм отдаёт показательным же цинизмом — нужно же платить по ссудам. Но даже в таком, максимально скромном и чуть что сконфуженно расшаркивающемся виде антиполиткорректная эта фигура несказанно радует глаз на фоне негров-лётчиков, негров-водолазов и всех остальных одноногих лесбиянок современного Голливуда. Он белый, он нормальной сексуальной ориентации, он более чем прилично зарабатывает «на народном горе», а заодно учит своего сына думать своей головой, а не принимать на веру преподносимые обществом штампы.
И хороший зрительский рейтинг фильма за океаном основан именно на этом неожиданно ставшем крамольным свойстве человеческого разума. Да, на экране совсем не продавец плюшевых игрушек, он торгует смертью, но и за океаном уже всех изрядно подзамучали рассказы про «злые-презлые корпорации, которые наживаются на нашем неведении». Если человек дымит как паровоз, хлещет дешёвое пиво на остановках маршруток и ругается матом, это не злые корпорации, это вообще-то немножко он сам. А вот суметь подать сей нетривиальный вывод в лучшем виде, не забыть по дороге и историю рассказать, и интересных персонажей представить, и про серьёзные вопросы не забыть — это отдельный талант, который режиссёр и сценарист Джозеф Райтман проявил во всей красе.
На каждого циника-лоббиста тут найдётся куда больший циник из Голливуда, на каждого торговца оружием свой сановний торговец сыром, а на каждый научно-медицинский факт — своя изюминка и достойный комментарий эксперта с мировым именем.
Всем хорошо. Зрители неплохо провели время, истеричные общественники шуток не поняли, но согласно кивают, а наш брат шовинист потирает ручки и дружно аплодирует, ибо слащавые ценности и прочий позитив уже изрядно поднадоели. Как видно, не только нам. Фильмы с подобной акцентуацией в последнее время замечательным образом неплохо выходят в заокеанский прокат, а это сигнал Голливуду, и сигнал этот, надеюсь, будет услышан.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 10.12.2006, 04:32
Сообщение #18
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Вы не оставите меня (2006 г.)
Реж.: Алла Сурикова. В ролях: Александр Балуев, Елизавета Боярская, Михаил Боярский, Сергей Никоненко, Мария Кузнецова, …


1952 год. Нестоличный город, который глухой провинцией, впрочем, не назовешь. Местный чекистский босс (Михаил Боярский) играет в теннис с иностранцами и отлично изъясняется по-английски, столичные музыканты приезжают сюда на гастроли (роль орденоносного скрипача-виртуоза стала блистательным камео Николая Фоменко), а драмтеатр городка прославлен на всю страну. И главная звезда в нем – художник-постановщик, которому то ли природная скромность, то ли глубокая убежденность в том, что для рожденных в империи лучшее место проживания – провинция, не позволяет покинуть городок. В роли художника Алла Сурикова снимает Александра Балуева – не просто состарив его на несколько лет (герою пятьдесят два), но старательно изгоняя из облика актера все, что давно и прочно притягивает к нему режиссеров: мужскую стать, мужественные, крупной лепки черты лица, подчеркнутый короткой стрижкой правильной формы череп. В этой картине на голове у Балуева беспорядочный пушок редеющих волос (будь он женщиной, прическа называлась бы "воронье гнездо"), на носу – круглые очки, до неузнаваемости меняющие лицо, одет он во что-то художественно-балахонистое, скрывающее фигуру. Единственная балуевская "опция", оставленная Суриковой за актером, – способность привлекать женщин вне зависимости от их возраста и социального положения.
Его жена – юная актриса театра, избалованная дочь чекистского босса, капризная, взбалмошная, но, похоже, искренне влюбленная в своего мужа особа в исполнении Елизаветы Боярской. И если относительно ее героини еще могут возникнуть сомнения (талантлива она на самом деле или лишь в глазах влюбленного в нее мужчины), то относительно таланта самой Боярской после фильма сомнения вряд ли останутся. На протяжении всей картины она по-эквилибристски ловко балансирует на грани эгоцентризма и преданности, глупости и проницательности, провинциальной спеси старлетки, возомнившей себя примой, и желанием служить искусству.

Ее родители, папаша-плейбой (Михаил Боярский выглядит на экране гораздо молодцеватее своего зятя) и тихая красавица мама (Наталья Селезнева), одобряют брак дочери, и семейная жизнь героев могла бы быть идеально счастливой (неприготовленный обед и незапланированная покупка шубы не в счет), но однажды он вынимает из почтового ящика открытку, адресованную жене...

Адресат, некто Виктор, пишет о счастье мимолетной встречи в Крыму, о глубоком впечатлении, которое оставила у него молодая женщина, о себе – инженере закрытого московского НИИ, об интересном проекте, который он разрабатывает, словом о жизни, манящей и красивой, как всякая незнакомая жизнь. Муж не показывает открытку жене, но отвечает сам. Завязывается почтовый роман, признание в любви, договоренность о встрече – все то, что, случись история лет сорок-пятьдесят спустя, назвали бы провокацией. Но герой вовсе не думает никого провоцировать: просто он так сильно влюблен, так страшится потери, что готов, уж если разлука суждена, ее ускорить – ожидание невыносимо. И пусть любимой достанется тот, кто моложе, красивее и сильнее...

Именно страх потери и мазохистское желание крах приблизить дает фильму то, чего меньше всего ждешь от картины Суриковой: мощнейшее напряжение. Причем происходит этот саспенс на фоне глазом опытного комедиографа увиденных сцен из жизни провинциального театра: истерики неувядающей премьерши (Елена Сафонова) и здорового цинизма премьерши, старению подверженной (Галина Бокушевская); нарцисизма премьера (Игорь Скляр); беспомощных воплей режиссера (Сергей Никоненко); испуга директора (Андрей Федорцов); интриг бессменного исполнителя роли Ленина (Юрий Кузнецов) и всеведающей секретарши (Мария Кузнецова).

Алла Сурикова из числа режиссеров, которых принято считать "генералами" российского кинематографа, тех, чья работа неизменно финансируется государством, кому не составляет труда даже в крошечных ролях занять известных актеров (неразлучную пару алкашей в картине сыграли Александр Адабашьян и Михаил Мишин), кого чтут (порой из вежливости) коллеги и чьи работы при выходе на экран иногда вызывают недоуменное пожатие плеч и законный вопрос: "Чего ему еще не хватает, зачем подставляться?" – последняя премьера Эльдара Рязанова тому примером. На этот раз задавать такой вопрос Алле Суриковой было бы неуместно. Ответ понятен: она снимала свой фильм просто потому, что до сих пор умеет снимать кино.
Да, сейчас сценарии с героями старше сорока в успешных студиях не приветствуют; да, фильм выходит немыслимо маленьким тиражом, и опасения прокатчиков вполне понятны (одно название способно отпугнуть зрителей), но как же иногда приятно посмотреть кино с внятно выстроенной драматургией (сценарий написан по повести Сергея Ашкенази "Григорий Евсеевич"), живыми характерами и продуманностью каждого эпизода. Рядом с некоторыми из премьер нынешней осени – самодеятельными "Дикарями" (2006), неприлично молодящейся "Флэш.кой" (2006), манерно-невнятным "Многоточием", список можно продолжить, – у фильма Суриковой действительно если и не генеральская, то полковничья выправка. Недаром все-таки говорят, что женщины выносливее мужчин.


Лабиринт Фавна (2006 г., 1:54)
Реж.: Гильермо дель Торо. В ролях: Ивана Бакеро, Даг Джоунс, Сержи Лопес, Ариадна Гиль, Марибель Верду, Алекс Ангуло, …

Шум вокруг фильма Гильермо дель Торо "Лабиринт Фавна" /Laberinto del Fauno, El/ (2006) поднят изрядный: ужастик прогремел на Каннском и Торонтском кинофестивалях, везде срывая бурные аплодисменты, даже ходят слухи насчет возможного "Оскара". Если так, то для меня это яркий показатель интеллектуального кризиса, охватившего планету.
Сама история в пересказе звучит благородно: десятилетняя Офелия не может примириться с тем, что мать спуталась с фашистом (действие происходит в кровавые времена Франко), и пускается в рискованное путешествие по каменному лабиринту, полному слизняков и жаб, встречает там чудище в виде Фавна, а затем другое белесое чудище с глазами в ладошках, выходит из страшных испытаний принцессой, а в параллельном, уже реальном действии партизаны в это время успешно громят франкистов. Изобразительно все выдержано в духе фантазий Сальвадора Дали и, таким образом, отсылает к горним вершинам мирового духа. Быть здесь скептиком – значит расписаться в своей нечуткости к утонченному языку метафор и символов, который в живописи всегда работает безотказно.

Сработает ли живописная метафора в кино – вот вопрос.

Кино по природе конкретно. Здесь любой фан разглядит за полетом фантазии бесстрастную работу компьютера. Здесь каждая лишняя складка грима заставит вспомнить о надежде гримеров на "Оскара". И никакой рогатый Фавн на экране не убедит нас в том, что перед нами не маскарад в школьном утреннике. У Сальвадора Дали расползшаяся плоть – эманация расползающегося духа, она выплескивается прямиком из сердца – на полотно. А в кино нам просто дают понять, что режиссер не чужд культуре, изучал историю испанской живописи и знает Дали. У Дали телесная анемия – излучение неформулируемых комплексов, а в кино – цитата, заимствование и коммерческий проект. Дали, буквально перенесенный в кино, выглядит не более чем страшной сказкой для малышей.

Теоретически я понимаю умозрительную идею режиссера показать природу фашизма через серию жутковатых иллюстраций и живописных параллелей. В цирке любой сквозной сюжет, хоть про царевну-лебедь, хоть про партизан в тылу врага, лишь формально сцепляет жонглера с акробатами. Так и в фильме дель Торо вся эта петрушка с фашизмом затеяна для того, чтобы идейно обоснованно и потому легально показать крупным планом, как человеку рассекают щеку до ушей и как он перед зеркалом долго ее зашивает суровыми нитками, сладострастно протаскивая иголку через губу. В эти минуты зрители в ужасе сползают под кресла, делая вид, что завязывают шнурки на ботинках. Зато потом они расскажут друзьям, что видели та-акое!!! Но про фашизм они даже не вспомнят, как у выхода из цирка люди не вспоминают про партизанское движение. Они шли на аттракцион, его ждали и его увидели. Остальное – конферанс, который надо перетерпеть.
Гильермо дель Торо снимал в своей жизни только адские ужастики: "Хеллбой: Герой из пекла" /Hellboy/ (2004), "Блэйд 2" /Blade II/ (2002), "Хребет дьявола" /Espinazo del diablo, El/ (2001), "Мутанты" /Mimic/ (1997)... Теперь он решил приспособить машинерию ужастика для более идейных целей – и все заговорили о "его лучшем фильме". Хотя перед нами всего только сеанс мимикрии коммерческого аттракциона под идейный "месседж". И эта подмена – худшее, что только может быть в искусстве. Потому что взрывоопасная идея фашизма сводится к демонстрации тупой бессердечности в видах новых богатых возможностей для садомазохистских зрелищ. А уж если все это облечь в форму детской сказки, не светлой, как у Андерсена, а сумрачной, как у братьев Гримм, то зрелище, от которого взрослый зритель лезет под кресло, можно выдавать за семейную картину и показывать на утренниках малышне.

Малышня вряд ли поймет что-нибудь про фашизм. Но заикаться начнет – это точно. А может, ей и понравится рассекать ближнему щеку до ушей – и тогда картина сильно придвинет юное создание если не к теории, то к практике фашизма. То есть сыграет роль, прямо противоположную декларированной. "Фашизм уничтожает вас дюйм за дюймом, и не только физически, но главное – духовно", – говорит Гильермо дель Торо. И в фильме дюйм за дюймом уничтожает в своем зрителе чувствительность, отодвигая болевой порог в зону полной невидимости.

Если живописец-сюрреалист дает абрис разорванной плоти растекшегося человека – это поражает. Но вообразите набросок ожившим, и паук на щеке начнет двигаться, и зияющие разрывы тела станут вываливать наружу внутренности – искусство закончится и пойдет физиология, тошниловка, анатомичка, куда нервных не пускают. Но именно этим занимается дель Торо от первого до последнего кадра "Лабиринта Фавна". Кроме Дали, режиссер находит истоки своей болезненной фантазии в рисунках английского художника конца XIX века Артура Рэкхема, в сказочных фантазиях которого он видит "извращенность и сексуальность". Но и невероятно талантливый Рэкхем от фильма так же далек, как Ковент-Гарден от рыночного шапито, как невинность от цинизма и как искусство от ремесла.

Гильермо дель Торо в "Фавне" вступил в самые опасные лабиринты кинематографа: там целлулоидные грезы наиболее бесстыже обнажают колесики-винтики своего механизма. И мы видим механику манипулирования зрителем во всей ее неприглядности. Когда эстетическую "актуальность" выдают за актуальность общественно важную, а сытую извращенность хорошо пожившего человека преподают в формах, адаптированных для детского сознания. Причем под "детским сознанием" я имею в виду не только возрастную категорию, но и болезнь, которая все более расползается по зрительским массам, – неспособность переварить серьезную идею без слоновьих доз рвотных микстур.
Занятно, что в работе с актерами дель Торо демонстрирует полную неспособность предложить им сколько-нибудь внятную задачу. Очень хороший артист Сержи Лопес ("Гарри – друг, который желает вам добра" /Harry, un ami qui vous veut du bien/ (2000)) в роли Видаля играет тупое бессердечие со всеми штампами антифашистских кинооперетт. Ивана Бакеро в роли девочки Офелии при виде тех самых ужасов, от которых взрослые зрители ползут под кресла, не умеет испугаться и даже не бесстрашно, а бесстрастно общается с монстрами, козлоногими и желеподобными. В гримах латекса больше, чем образности, а декорации словно извлечены из каморки папы Карло. Но все вместе должно читаться как антифашистское послание прогрессивного художника, уходящее корнями едва ли не в античную мифологию.

Это хуже всего, когда "тупой и еще тупее" прикидывается интеллектуалом. Это даже не смешно.

************
взято для вас с сайта www.film.ru
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 16.12.2006, 01:20
Сообщение #19
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Апокалипсис (2006 г.)
Реж.: Мел Гибсон. В ролях: Далиа Эрнандес, Майра Сербуло, Джерардо Трасена, Рауль Трухильо, Руди Янгблад

Чтобы привлечь к себе внимание есть два способа: можно выбежать на главную площадь города и прокричать "Я самый умный, смелый и красивый!". А можно там же крикнуть "Я..." и сразу убежать, предоставив изумленной публике возможность самой догадываться, кто ты такой. В первом случае – велик риск разочарования, при несовпадении заявленного и действительного. Поэтому для раскрутки "Апокалипсиса" /Apocalypto/ (2006) Мела Гибсона выбрали второй. Было достоверно известно, что снят фильм в Мексике, что в кадре не появится ни одного белого человека, ни одного профессионального актера, и что герои будут говорить на языке майя. Дальше – только слухи. Настало время для их опровержения.

Слух №1: "Апокалипсис" не голливудский проект.

Возможно, такое позиционирование – лишь очередной PR-ход, которых было сделано немало, только бы отвлечь потенциального зрителя от пресловутой летней истории с пьяным вождением Мела Гибсона и его антисемитскими высказываниями. В любом случае, "голливудский" – понятие не географическое. Это клеймо, избавится от которого не проще, чем приобрести. Тут съемками в Мексике и непрофессиональными актерами, лопочущими на языке майя, не отделаешься. Мелу Гибсону этого сделать точно не удалось. Все рассчитано до секунды: драматургия, реплики, эмоции, цвета. Многочисленные спасения в последний момент, эффектные прыжки с водопада, прокаженная девочка-провидица – избитые, но проверенные голливудские образы и схемы.
Начинается все с идиллической зарисовки будней и быта индейского племени. И детали этого быта вполне себе индейские: охота на тапира, одежда – точнее, ее отсутствие, уютные хижины-развалюхи. Но если убрать всю эту атрибутику – останется современное общество: вылитые ньюйоркцы в необитаемых джунглях. Даже юмор американский: к примеру, кайенский перец как средство для повышения способности к зачатию, который надо втирать непосредственно перед уединением с женой, и как результат – смех всей деревни над незадачливым индейцем с обожженным "достоинством".
Но в "идиллию по майя" неожиданно вторгаются, переплетаясь, два самых колоритных собирательных образа: страх и враги-захватчики. Постепенно они превращаются в единое целое и герой фильма – Лапа Ягуара – понимает, что бороться надо не с воплощением страха, а с ним самим внутри себя, что убивают и разрушают не мечи, а мысли. Этот шварцевский мотив – убить дракона в себе – единственный создает глубину в фильме. Как только герой преодолевает страх, жизнь его тут же налаживается. "Это мой лес – кричит он. – мой отец охотился в нем, я охочусь в нем, и мои дети будут здесь охотиться!" А убивать людей оказывается так же просто, как животных: и вот уже глава войска другого племени майя умирает в той же ловушке, что и несчастный тапир.

Слух №2: фильм о крушении цивилизации майя.

В таком случае и "Гладиатор" /Gladiator/ (2000) можно назвать фильмом о Римской империи, "Унесенных ветром" /Gone With The Wind/ (1939) – о гражданской войне в США, а "Титаник" /Titanic/ (1997) считать картиной об Атлантическом океане. Исторический жанр тем и хорош, что, перенося какую-либо мысль в другую эпоху, можно очистить ее от шелухи мешающих восприятию деталей современной жизни. Порой достаточно поменять фон, чтобы выделить главное. Найдутся знатоки-историки, которые найдут кучу несоответствий, но это нисколько не умаляет достоинств фильма. Кинематограф, как искусство условное, безнаказанно делает условной даже историю. И фильм Мела Гибсона – не о крушении целой цивилизации, а о начале новой жизни одного-единственного человека. Собственно и оригинальное название Apocalypto в переводе с греческого означает "начало", а не конец. Главный герой – не просто песчинка в море песка, не просто один из племени. И не потому, что чаще остальных появляется в кадре, а потому что меняется на протяжении повествования. Эти внутренние изменения затмевают даже дорогостоящие декорации и весь пафос происходящего.

Слух №3: будет много жестокости и крови

Возможно, обилие ужасов на экране и ожесточает сердце современного зрителя. Но желание закрыть глаза возникает лишь единожды: когда ягуар раздирает когтями лицо человека. Все остальное насилие бутафорское и, опять-таки, голливудское. Одна гринуэевская вилка, вонзающаяся в щеку ("Повар, вор, его жена и ее любовник" /Cook, The Thief, His Wife and Her Lover, The/ (1989)), вызывает больше ужаса, чем сцена захвата целого племени в фильме Гибсона. Да и обещанные кровавые человеческие жертвоприношения не оправдывают ожиданий: главный герой оказывается на алтаре третьим и его спасает – не
больше, не меньше – солнечное затмение. Кровожадность сочетается у захватчиков с какой-то странной гуманностью. Взять, к примеру, сцену травли: пленникам дают возможность убежать – для этого нужно по открытой площадке добраться до поля под градом стрел и копий. Жестоко. Но когда Лапа Ягуара скрывается в высокой траве, предварительно заколов сына военоначальника, преследователи не устремляются за ним, а "собираются с мыслями" вокруг тела мертвого товарища. Что, конечно, дает герою необходимую фору.
Впрочем, сцена погони настолько увлекательна, что можно забыть не только о таких мелочах, но даже и о том, что великая цивилизация майя доживает свои последние дни. Появившиеся на горизонте белые паруса кораблей европейцев не только не возвращают к реальности, но создают ощущения перехода в новую, еще более увлекательную сказку.
********************
Мела Гибсона вновь обвинили в расизме. Новая картина, снятая на юкатекском диалекте языка майя с актерами-непрофессионалами из числа представителей коренных народов Америки, грозит Гибсону очередным общественным остракизмом. Режиссер в одночасье развеял миф о благородной, невероятно развитой и могучей цивилизации, павшей под натиском конкистадоров-завоевателей.

Режиссеру и актеру Мелу Гибсону вообще в последнее время не фартит. Так, практически ни одна заметка о премьере "Апокалипсиса" /Apocalypto/ (2006) не обходится без упоминания недавнего инцидента с участием автора картины. Например, журнал Rolling Stone начинает статью с фразы "Вместо того чтобы обсуждать антисемитские выступления бухого Гибсона, давайте лучше поговорим о его новой картине". А британский Total Film к рассказу о трудовых буднях съемочной бригады "Апокалипсиса" подверстал хронику июльских похождений Гибсона, снабдив материал едким замечанием: "Режиссер вряд ли сможет участвовать в промокампании фильма, поскольку ему предписаны еженедельные посещения собрания анонимных алкоголиков". Мол, при таких раскладах по миру с картиной не поездишь.
Верный муж, отец семерых детей, старокатолик, любимец публики, серьезный режиссер превратился в фигуру уровня Пэрис Хилтон, красавицы-тусовщицы, которая славится своими глупыми и скандальными высказываниями. Мир разделился на яростных противников и преданных сторонников Гибсона. Одни призывают разорвать с ним деловые отношения и бойкотировать картины режиссера, другие носят майки с надписями "Свободу Мелу Гибсону". Шутки над любителем текилы – хит сезона: к примеру, комик Роб Шнайдер заявил, что не станет работать с Гибсоном, даже если тот предложит ему главную роль в фильме "Страсти Христовы". За свою карьеру Гибсон уже успел оскорбить представителей сексуальных меньшинств, поругаться с Ватиканом, обвинить евреев во всех войнах мира. И вот теперь добрался до бедных майя. Изучив священные мифы, пророчества сакральной книги "Пополь-Вух" и свидетельства испанцев, он вывел образ безжалостных охотников на людей, захватчиков, рабовладельцев, кровожадных идолопоклонников, истребивших многие племена Северной Америки. Впрочем, его точка зрения на нравы индейцев не слишком расходится с официальной. Из уроков истории мы запомнили, что майя приносили человеческие жертвы и не гнушались каннибализмом.
С одной стороны, майя были очень образованы, с другой – абсолютнейшие дикари", – говорит и показывает Гибсон. Величественные зиккураты стоят на костях покоренных народов, а со ступеней пирамид льется кровь и катятся головы принесенных в жертву рабов. Ничего другого от режиссера никто и не ожидал. Три его предыдущих проекта в той или иной степени затрагивали тему насилия. Будь то история изуродованного учителя из "Человека без лица" /Man Without a Face, The/ (1993), эпизоды борьбы шотландцев за независимость в оскароносном "Храбром сердце" /Braveheart/ (1995) или мучения Иисуса в "Страстях Христовых" /Passion of the Christ, The/ (2004). В новом фильме свирепые наемники майя превращают убийство беззащитных жертв в леденящую душу игру.

Человек жесток по своей природе, убежден Гибсон. Но для одного проявление звериной натуры – единственная возможность выжить, для другого – соблазн, удовольствие. Цивилизация, образование, власть превратили майя в дикарей, поставивших садистские жертвоприношения с вырыванием сердца и отрезанием головы на поток. Тем самым они уничтожили сами себя. Тема заката культуры, ее умирание на стадии, как говорят англичане, ripe with decay ("зрелый, с признаками гниения"), не раз становилась предметом исследования мэтров режиссуры. Так что Гибсон в этом смысле далеко не Колумб и Америку не открывает. Вспомнить хотя бы обезумевших от насилия и превратившихся в дикарей солдат из "Апокалипсиса сегодня" /Apocalypse Now/ (1979) Фрэнсиса Форда Копполы. Параллели "Апокалипсиса" с шедевром Копполы очевидны, при том что Гибсон всячески старался избежать подобных аллюзий: оригинальное название картины – Apocalypto заимствовано из греческого языка. Да и со зрителем Мел Гибсон в отличие от классика общается на простом, доступном языке массового кинематографа.
"Апокалипсис" – в первую очередь развлекательное кино. Компания 18-летних студентов, придя на картину, становится свидетелем захватывающей дух погони", – говорит Гибсон. И впрямь, треть ленты – это кровавая гонка по джунглям: каратели-майя мчатся по пятам сбежавшего индейца Ягуара. Здесь и жесткие поединки, и хитроумные ловушки, и эпические виды, и бешеный драйв с хронометражем, на секундочку, более пятидесяти минут. Много ли в мире режиссеров, способных столь долго удерживать внимание зрителя? Всякий ли автор может совладать с кучей непрофессиональных актеров? Гибсон, человек невероятно одаренный и трудолюбивый, это осилил. "Апокалипсис" – мастерски сделанное приключенческое кино, в котором общение героев на мертвом языке – не более чем аттракцион, необходимая составляющая экзотического антуража. Гибсон не мудрствует, все смыслы и значения ленты лежат на поверхности. Они просты и доступны, тем более что передаются посредством ярких образов экшн-кино. Не поймет их только тот, кто может спутать взрослого самца ягуара с новорожденным котенком. Ну а для особо одаренных Гибсон предусмотрел начальный титр: "Великие цивилизации невозможно разрушить извне, пока они не разрушат себя изнутри". Впрочем, кто будет выискивать тонкие культурологические параллели и кинематографические аллюзии? Ведь на экране благородный герой, пытаясь спасти обреченную на гибель возлюбленную, так красиво и так хитро расправляется с кучей жестоких подонков.
Прикрепленное изображение

Трейлер к фильму АПОКАЛИПСИС
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 6.02.2007, 05:52
Сообщение #20
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Мертвые Дочери /Dead Daughters/

Страна: Россия
Год: 2006
Режиссер: Павел Руминов
В ролях:
Екатерина Щеглова, Артем Семакин, Никита Емшанов, Михаил Дементьев, Михаил Ефимов, Равшана Куркова, Дарья Чаруша, Иван Волков, Елена Морозова, Алиса Гребенщикова, Ольга Волкова и др.
Сценарий: Павел Руминов
Жанр: триллер, ужасы
Бюджет:
Премьера в России: 01 февраля 2007
Офиц. сайт: http://www.ddmovie.ru

Когда-то одна особа утопила трёх своих дочерей. Несколько лет спустя медперсонал психбольницы, куда женщина была доставлена после освидетельствования, обнаружил её труп. Кто-то утверждал, что видел маленьких девочек и слышал детский смех. Эта смерть положила начало кровавой одиссеи призраков, не насытившихся одной жертвой. Новой мишенью мёртвых дочерей становятся три парня и две девушки. Единственный способ выжить – не совершать дурных поступков…

Проект Павла Руминова «Мёртвые дочери» с самого начала позиционировался как нечто среднее между мейнстримом и авторским кино. Одной из задач сего художественного замысла была попытка (или желание) показать, что в рамках жанрового кинематографа (в данном случае – мистического триллера) возможно искреннее режиссёрское высказывание, цель которого – не финальный box-office, а исключительно творческая самореализация. При всей нетривиальности посыла (не отметить который просто нельзя), возникал лишь один, почти детский вопрос – отчего бы сразу не снять полноценный арт-продукт (по примеру Юфита, Германа-мл., Хржановского и др.) или, напротив, не составить конкуренцию лидерам отечественного кинопроката? Стремление к «золотой середине», безусловно, отрадно, но, как показывает практика, бесперспективно. Всё чаще всего сводится к сухой и жёсткой формуле «или-или». Адекватная реализация столь заманчивого замысла едва ли возможна... Можно сколь угодно долго рассуждать (в чём Руминову, кажется, просто нет равных) об идее как бы примиряющего арт-кино и мейнстрим проекта, совсем другое – реализовать это на практике, достигнув заявленных результатов.

Буквально каждый кадр, каждая сцена «Мёртвых дочерей» пропитана искренним желанием снять «своё» кино, без оглядки на продюсеров и ожидания публики. Это подкупает и заставляет переживать не столько за героев картины, сколько за создателей и прежде всего режиссёра. Павел Руминов попытался, и за это ему, в общем-то, уже можно сказать спасибо. Другой вопрос (а он-то и является ключевым), что получилось в итоге, что и, главное, как режиссёр перенёс свои замыслы на большой экран. В этом пункте у «Дочерей» возникают большие, почти непреодолимые проблемы.

С первой сцены становится ясно – режиссёр сделал ставку на стиль, атмосферу, настроение. Памятуя о жанровой принадлежности «Дочерей» – мистический триллер – желание Руминова, безусловно, понятно и в чём-то даже очевидно. Проблема в том, что создание атмосферы фильма сводится к дрожащей камере, «пугающим» звуковым эффектам и тоскливым взглядам главных героев. И даже этого было бы достаточно, если бы в картине присутствовал внятный, динамичный сюжет. Увы… В сухом остатке – всё та же съёмка, всё те же «звуки», всё те же актёры, проговаривающие положенный им текст.

Авторский пафос Павла Руминова явно не совпал, не смог соответствовать конечному продукту. Обещанная планка не взята. В итоге, с носом остались как зрители, желающие посмотреть добротный мейнстрим, так и немногочисленные «эстеты», рассчитывающие лицезреть на экране редкой выделки картину. Народная мудрость о двух стульях, двух зайцах и т.д. вновь актуальна и животрепещуща. На этот раз стараниями господина Руминова.

P.S. Надпись на одном из тизер-постеров «Дочерей» гласит – «Смотри Бергмана, пока ты жив». Сия фраза, пожалуй, лучшее, что нам смог дать этот проект.

Трейлеры к фильму:
http://forum.biysk.net/index.php?act=dscri...s&f_id=1401
http://forum.biysk.net/index.php?act=dscri...s&f_id=1402
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 7.02.2007, 23:47
Сообщение #21
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Вавилон» (“Babel”), 2006
Режиссёр: Алехандро Гонсалес Иньярриту
Сценарий: Гильермо Арриага
Оператор: Родриго Прието
Композитор: Густаво Сантаолалла
В ролях: Брэд Питт, Кейт Бланшетт, Гаэль Гарсия Берналь, Коджи Якушо, Адриана Барраза и другие.


В том, что с ростом мастерства и что называется востребованности кино наивное, где-то корявенькое, где-то неловкое, но очень искренее, идущее от души постепенно сменяется кино профессионально-сделанным, нет ничего удивительного. Процесс этот переваривания и унавоживания готового материала так естественен, что проистекает он не только с людьми — так «Сука-любовь» Алехандро Гонзалеса Иньярриту становится сначала сегментом в «11 минутах 09 секундах и 11 кадрах», потом «Двадцать одним граммом», а потом «Вавилоном» — но и с самими идеями, ведь, например, и «Столкновение» стало тем, чем оно стало, именно благодаря известной степени наивности и искренности происходящего, но уже год спустя на его месте уже два фильма — «Вавилон» и «Кровавый алмаз» — которые делают ставки скорее на кинопамфлет и киновоззвание, чем на кино, следующее из каких-то глубинных недр режиссёрской души.
Это явление сложно обсуждать в категориях хорошо или плохо, ведь в конце концов на обеих чашах этих весов находятся даже не артхаус и Голливуд как диаметрально противоположные полюса мирового кинопроцесса, но сам подход автора к собственному творчеству. На настоящее, бескомпромиссное авторское кино ходят единицы завсегдатаев фестивалей, а заигрывание с киноистеблишментом и в конце концов с непритязательной частью зрительного зала смещает акценты сначала в сторону «артхауса для толстых», который и кассу соберёт, и призы, и отзывы положительные, а потом и вовсе в сторону мэйнстрима с голливудскими звёздами и прочими вершинами бокс-офиса.

«Вавилон», конечно, можно нарочито отстранить от этой проблематики, отвести глаза, посетовать на чужую или собственную нечуткость к истинному искусству, но не позволяет формальная сторона дела. Да, не виноваты ни Кейт Бланшетт в абсолютно голливудской роли мебели, ни мёртвый, каменный лицом Брэд Питт, вокруг патетических морщин которого уже столько раструбила пресса, они играли то, что просил режиссёр, а он, как автор, волен сотворить со своим кино что угодно. Но ведь это действительно та самая игра в бисер, то самое туда ходи, сюда ходи, за которое Голливуд ругают с посвистом, и вроде как что, если автор прикрылся фиговым листком артхауса, то он как бы не виноват?
Виноват вдвойне, ибо сам, без диктата зловредного продюсера, жадного до своих денег, сотворил всё вышеозначенное. А как вам глухонемые японские школьницы-нимфоманки, пережившие самоубийство матери, обнажённо-обнимаемые охотником-отцом сразу после попытки отдать себя первому встречному полицейскому? Назовите меня циником, но так — в фильме, я не передёргиваю и не утрирую. Почему обязательно немая, почему обязательно все эти самоубийства и прочий фрейдизм? Идея навязывает?

Да, история всепланетного Вавилона, переставшего понимать самого себя по причине вселенского смешения языков нашего «многополярного мира», погрязшего в глобализме, до отрыжки не могущего его никак переварить — это идея более чем достойная и является хорошим продолжением-развитием и «Столкновения» и коллажа в годовщину 11 сентября, и даже, если хотите, «Парижа, я люблю тебя». Да, в «Вавилоне» есть и своеобразная наивная искренность, и своя полифония множества культур, которые могут друг друга услышать, нужно только захотеть, но какими средствами и с какими целями всё это достигается?
Самый живой персонаж во всей этой истории — персонаж Гаэля Гарсии Берналя, балбес, нарушивший закон, а потом вдобавок ещё и бросивший доверившихся ему людей умирать посреди пустыни. Почему самый живой? Да потому что в логику его поступков веришь, а вот в крестьянских детей, сначала паливших по автобусу из ружья, а потом горько засожалевших по этому поводу вместо того, чтобы воспылать по отношению к «проклятым янкам» праведным гневом, или в полицейских, которые готовы показательно перессориться со всеми соотечественниками, лишь бы найти мифического террориста, пальнувшего в тех же «янков», или в японцев, дарующих проводнику своё ружьё «за то, что он хороший проводник», или в родителей, так переживающих по поводу гибели ребёнка, что в итоге оставляющих других своих детей на мексиканку-нелегалку и уезжающих к чёрту на рога, «чтобы побыть одним» среди достопримечательностей…

Можно перечислять всех героев по очереди — надуманности и притянутости за уши в этих историях столько, что они сами внутри себя не увязываются, что уж говорить об итоговой «всемирной паутине» судеб. В которую они должны сплетаться. Ещё бы мексиканец этот в бегах оказался в итоге сутенёром на улицах Токио, или эта мусульманская девочка подалась куда-нибудь в Париж жечь машины, вот это был бы артхаус так артхаус.
Алехандро Гонсалес Иньярриту — талантливый режиссёр, но для зрителя с глазомером все эти игры по Мамонову «так себе кинцо, но всё страна рыдает» не останутся незамеченными, и самое главное, он сам, автор фильма, чувствуя какую-то подспудную неловкость происходящего, начинает невынужденно фолить со всеми этими «мы отозвали скорую для вашей безопасности», трубкой гашиша и кастрюлей для Кейт Бланшетт. Да, правда, современный западный человек должен оказаться в кровище и дерьмище, чтобы ощутить истинные эмоции, почувствовать себя живым в техногенном мире законов и уложений, понять других, в конце концов, но ведь вспомните — когда герой Питта узнал о том, что случилось с его детьми, он разве, как это, «понял и простил»? Нет. Тогда в чём же сила, брат?

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 7.04.2007, 19:09
Сообщение #22
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Черепашки-ниндзя»
«Черепашки-ниндзя» (“TMNT”), 2007
По одноимённому комиксу Кевина Истмана и Питера Лэйрда
Режиссёр и автор сценария: Кевин Мунро
Композитор: Клаус Бадельт
Продюсеры: Томас Грей, Пол Ванг
Роли озвучивали: Крис Эванс, Кевин Смит, Патрик Стюарт, Чжан Цзыйи и другие.

После двенадцатилетнего перерыва зеленые черепашки-мутанты, обитающие в канализации, снова на широких экранах. Задачи стоявшие перед творческой группой были не из легких. Осовременить мультфильм и не повториться при этом, — довольно нетривиальная проблема. Изначально «Черепашки Ниндзя» создавались как комикс, а потом и как мультфильм, пародирующий всевозможные американские героические франчайзы.
Черепашки постоянно занимались мелкими проблемами, забавно боролись с главным врагом — злодеем Шредером и глупо шутили, совершая огромное количество нелепых поступков, приводивших их к победе. В целом же мультсериал 90-х должен воспитывать во взрослых и детях здоровый цинизм и юмор. Теперь же в поисках стиля для сегодняшних черепашек режиссёр-дебютант Кевин Мунро решил обратиться к самым первым комиксам 1984 года, смешав американскую нуар-стилистику детективов сороковых и гонконгские кунг-фу боёвки. И в итоге его картина получилась полной героического пафоса и крупномасштабных действий по спасению мира, местами грубо прерываемых мелодраматической сюжетной линией.
Новая глава в жизни черепашек начинается с того, что Леонардо возвращается из далекой многолетней поездки, куда его отправлял учитель. Рафаэль изображает из себя супергероя и спасает мирных жителей, прыгая на злодеев с крыш небоскребов. Микеланджело и Донателло предаются безделию, поедая пиццу.
Своим долговременным исчезновением Леонардо не на шутку обидел Рафаэля и почти до самого финала они ведут довольно многословные и неприятные переругивания. Очевидно, эти батальные диалоги прописывались и продумывались с оглядкой на то, что этот мультфильм будут смотреть дети, которым надо разъяснять, — что такое хорошо, а что такое плохо. Потому в итоге от этой общей наставительности и примитивности порой становится просто невыносимо. Причем мелодраматическая линия занимает слишком уж много времени и отвлекает от основного сюжета.
Между тем, некий зловещий и могущественный «олигарх» Максимилиан Уинтерс собрал, наконец, всех четырёх каменных генералов из своего далекого прошлого и теперь с их помощью и при содействии клана «Нога» собирается поймать всех монстров Нью-Йорка. Перед черепашками и их немногочисленными человекообразными друзьями стоит нелегкий вопрос — зачем же все это затеяно? Этому расследованию и послужит в итоге основной хронометраж приключений панцирных героев, со всем означенным кунг-фу и прочими масштабными батальными противостояниями в кадре.
И вот тут уровень усилий, приложенных к созданию этого мультика довольно среднестатистичен, а это удручает. Ведь изрядно уже надоели эти кондовые лица человечков с квадратными подбородками (а-ля пародийная в общем-то «Суперсемейка») и девушки с субтильными телами и большими головами из этой же серии.
Особенно бросается в глаза вторичность облика монстров, как будто списанных с «Корпорации монстров», а где-то и «Людей в черном». В общем, могли бы уж что-нибудь придумать, а не заимствовать, откуда придется.
При этом, сходив в кинотеатр, можно охватить только вершину айсберга, так и не получив полного представления о масштабе бедствия. Ведь выход новых «Черепашек» — сложный многоуровневый продюсерский ход, тут же выпускают новую компьютерную игру, новые пластмассовые игрушки, плюс будут проводиться совместные акции с некоторыми пиццериями города. Потому что пицца — это любимейшая еда черепашек, правда, если они предварительно изрядно мутировали. Общество потребления, елки-палки!

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение


«Мост в Терабитию»

«Мост в Терабитию» (“Bridge to Terabithia”), 2007
По роману Кэтрин Патерсон
Режиссёр: Габор Ксупо
Сценарий: Джефф Токвелл, Дэвид Патерсон
Оператор: Майкл Чемпэн
Композитор: Аарон Зигман
В родях: Джош Хатчерсон, Анна-София Робб, Зуи Дешанель, Роберт Патрик, Бэйли Мэдисон, Лорен Клинтон и другие.

Приличное (я уж молчу про эпитет «талантливое») детское кино нынче такая потрясающая редкость, что прокатчики буквально не знают, что с ним делать. То есть вот шаг влево, шаг вправо от Гарри Поттера или Нарнии, начинается ступор. В фильме есть магия, волшебные существа и два подростка? Ага. Значит, будем пиарить фильм по стандартной схеме — волшебное фэнтэзи, тролли-великаны, мы будем королями этой страны, и далее по тексту. На блокбастеры нынче дефицит, Льюисом и Роулинг весь годичный план проката не покроешь, потому промоутеры от голливудских мейджоров каждую карту пытаются разыграть как козырную, сбивая с толку и без того ничего не понимающего посетителя кинотеатра.
Первое удивительно открытие, что ждёт зрителя, пришедшего на сеанс «Моста в Терабитию», будет состоять в том, что никакое это, конечно же, не эпическое фэнтэзи, никакой не «ещё один Гарри» или «вторые Хроники». На экране вместо чудес расчудесных и полётов на метле под христианские ценности самым удивительным образом бродят потерянно обычные дети без очков, сов и мантий, никакой лев их никакими королями назначать не спешит, а есть у них лишь родители, занятые своими делами, идиоты-одноклассники, ещё большие идиоты-старшеклассники да пара скромных мечтаний где-то там, в душе, в которую не заглянешь.
Да, «Мост в Терабитию» — при всех спецэффектах — кино вполне реалистическое и в своей жанровой принадлежности куда ближе к драме, нежели главному штампу современности по имени «семейное кино». И дело тут даже не в финале, поразительно не похожем на то, к чему мы привыкли, а в качественно иной глубине происходящего. Бороться с проблемами с волшебной палочкой в руке может быть делом сколь угодно захватывающим, но в «Терабитии» нет волшебных палочек, кроме тех, что придумаешь себе ты сам, и для тринадцатилетних детей вся эта простая жизнь американского пригорода оказывается чем-то куда более сложным, чем любые расчудесные чудеса, куда можно убежать, но откуда приходится возвращаться, раз за разом, день за днём.
В этой истории, неловко названной «детской сказкой» довольно совсем не детских эмоций и переживаний, здесь царят настоящая детская любовь и настоящая детская ненависть, здесь можно по-детски предавать и по-детски мстить, и порой граница между детским, не совсем детским, совсем не детским здесь так тонка, что её не замечаешь. И здесь никто не обещает хэппи-енда, где было бы можно жить долго и счастливо.
Сложно представить, что творилось в головах у детишек, сидевших со мной в одном зале, во время просмотра. Что они видели на этом экране? Чувствовали ли, что их обманули, или наоборот, сумели проникнуться мыслью, что вот это — то что сейчас разворачивается на их глазах, это куда драматичнее пресловутой грядущей в последней части поттерианы «смерти одного из главных героев», что это — пусть не совсем им понятная, но вполне реальная жизнь вполне живых детей, у которых была их страна, с великанами, троллями, хищными совами и агрессивными белками, замком с флагами и башнями, а потом… всё закончилось. Или нет. Смотря, на что у тебя хватит силы воли, как ты сможешь пережить то, что далеко от любого волшебства и называется жизнью.
Кто их знает, что у этих детей в головах, и стоило ли их обманом зазывать на волшебную сказку, а вместо сказки раскрыть глаза на реальный наш мир… но для зрителя взрослого этот фильм неизбежно станет откровением, ведь если хотите, это не дети никакие на экране, эти эмоции и эта драма, она про нас, про мир взрослых. Которых никогда не возьмут никакими королями ни в какую Нарнию, ни вчетвером, ни поштучно. Эти двое детей — мы с вами.
Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение
Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение
Трейлер к фильму - На ФАЙЛООБМЕННИКЕ

Рецензии для вас взяты с сайта www.kinokadr.ru
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 9.04.2007, 10:45
Сообщение #23
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Дерзкие дни»
«Дерзкие дни», 2007
Режиссёр и автор сценария: Руслан Бальтцер
Оператор: Алексей Ламах
Музыка к фильму: «Бонч Бру Бонч», Max Brandt
Продюсеры: Геворг Нерсиян, Александр Робак, Максим Лагашкин
В ролях: Андрей Деменьтев, Марина Игнатова, Рустам Хазиев, Матвей Зубалевич, Вера Новикова, Гоша Куценко, Виктор Сухоруков, Александр Робак и другие.


Отстрелявшись по площадям в интеллектуальной комедии «Ненасытные», Руслан Бальтцер, видимо, почувствовал вкус к чему-то большому-драматическому, а потому «Дерзкие дни», будучи формально позиционируемыми где-то там, в области шутливой борьбы за «обладание лавандосом» и молодёжных притоп-прихлопов, оказываются кино в общем несколько другого плана, нежели от него ожидается.
С одной стороны — экстремальный спорт во главе угла, традиционный для Бальтцера Крым в качестве съёмочной площадки, вездесущий Гоша Куценко в образе антигероя, снова фальшивые деньги чемоданами, криминальный мэр за кадром и Одно Большое Ограбление как ключевой момент сценария. Но то ли это кино, к какому мы уже привыкли, или что-то несколько иное, разбираться приходится непосредственно в процессе просмотра.
Начать нужно с того, что это, конечно, комедия — южный город, горячие парни, горячие девушки, Чёрное море, белый пароход, сборище фриков в качестве локальных злодеев и герои, молодые, лёгкие на подъём и не сторонящиеся приключений на свою голову. Другой разговор, что комедия та — кроется где-то на таких задворках происходящего, что по сути весь юмор сосредоточился в эпизодах с камео Сухорукова да вот, пиратской «Тартугой» на якоре во главе с Капитаном-Куценко.
Если последние два персонажа комикуют непрерывно, не делая пауз на эпизоды, когда им приходится заниматься делами «за бизнес», то остальные, главные герои, остаются предельно серьёзны, даже прыгая по крышам. Повествование, по-бальтцеровски неторопливое и обстоятельное, никуда не спешит, успевая пару раз поссорить и помирить наших урбанманкисов, вспомнить о жанре мелодрамы, криминального детектива и даже гонконгского боевика.
В последнем случае традиционное кунг-фу заменил отмеченный на всех постерах паркур. В точности с канонами жанра все трюки исполняются без дублёров: и прыжки без страховки с крыши на крышу, и традиционный бег по пересечённой местности, и постановочные бои переносятся на целлулоид без сучка и задоринки, что, конечно же, вызывает всяческий «респект и уважуху» в первую очередь Андрею Дементьеву как главному исполнителю всего вышеозначенного. Прыжки на фоне бетонных постсовестких долгостроев и зелени южного города создают особую атмосферу происходящего, покуда не вытоптанную даже таким мэтром этой тематики как продюсер Бессон. Есть в происходящем и положенный драйв и уместный молодой бесшабашный задор, фильм-то молодёжный.
Однако как раз тут, где здоровый юмор был бы более чем уместен, он как-то отдаляется на второй план, Бальцер-сценарист предложил Бальтцеру-режиссёру серьёзных молодых людей, вполне серьёзно планирующих свои вполне юмористические «протестные акции», вполне серьёзно рассуждающих о любви, дружбе и коллективном вспомоществовании, что для зрителя старше восемнадцати лет скорее всего покажется эдакой эклектикой, не всегда обоснованной прежде всего по причине общей манеры режиссёра делать всё неторопливо, ведь перед нами на этот раз не нечто лёгкое поболтали-разбежались, а в некоторой степени драматургическое, как то степенное катание на канатной дороге, длящееся чуть не пять минут кряду.
Однако с другой стороны — солнце есть солнце, море есть море, молодёжь есть молодёжь, и даже пафосный цитатник «Бойцовского клуба» (с оригинальным продолжением про «взносы платить надо вовремя») — пусть его, пусть парни красиво подерутся под дождём, а потом помирятся да отправятся брать Капитана на абордаж.
И всё это — под бодрую музыку, не ограничивающуюся рэпаком, и даже в общем-то над ним эдак пристёбывающую. Под которую и спортивные изыски хороши, и девушки-героини спешат понравиться «юному зрителю», а там уж — играй гормон, весна, всё-таки. И что в итоге перевесит — экстремальный спорт, шуткоюмор, трюки-погони, история о дружбе и недружбе или «конечно, любовь», а в особенности — как это всё одновременно сумеет уложиться в зрительском сознании, тут уж судить вам самим.

Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображениеПрикрепленное изображение
Прикрепленное изображениеПрикрепленное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 17.05.2007, 11:31
Сообщение #24
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Пророк» (“Next”), 2007
По повести Филипа К. Дика «Золотой человек»
Режиссёр: Ли Тамахори
Сценарий: Гэри Голдман, Джонатан Хенслей, Пол Бернбаум
Оператор: Дэвид Таттерсолл
Композитор: Марк Ишам
Продюсер: Гэри Голдман
В ролях: Николас Кейдж, Джулианна Мур, Джессика Биель, Томас Кретчман, Тори Киттлз и другие.

Прикрепленное изображение
Как всякий классик, Филип К. Дик — он не о приключениях тела, а о приключениях духа. И история о человеке, который мог видеть своё будущее на две минуты вперёд, это не завязка к головокружительному боевику, а такой психологический конструктор, мысленный эксперимент, как такой человек, для которого нет случайностей, может жить в нашем мире, погружённом в случайность с головой.
Однако Ли Тамахори, режиссёр «Трёх иксов 2» и «Умри, но не сейчас», и Гэри Голдсман, сценарист «Вспомнить всё» и продюсер «Особого мнения», конечно, снимали всё-таки боевик, со всеми сопутствующими элементами. История насытилась трюками-погонями, некоторым количеством спецэффектов, а также современными террористическими сюжетными коллизиями. Однако к чести создателей, равно как любимца публики Николаса Кейджа, осталось в ней в итоге место для человека, героя без обтягивающего трико и приставки «супер».
Лас-вегасский «шоумен под прикрытием» Крис Джонсон зарабатывает скромную копеечку, по-маленькой угадывая содержимое карманов почтенной публики, а также чуть-чуть омрачая отчётность о прибылях местных казино. И каждый день утром и вечером в одно и то же время ходит в придорожную забегаловку, куда однажды войдёт девушка его мечты. Так всё тянется до тех пор, пока за «золотого человека» со сценическим псевдонимом Фрэнк Кадиллак («У меня есть две любимых вещи: «кадиллак» и Франкенштейн») не берётся ФБР, расследующее дело о провезённом в США традиционно украденном где-то на просторах одной шестой части суши ядерном заряде. Да и сами террористы теперь не прочь узнать, что это за тип с лицом старого усталого дога, которого так упорно ищут спецслужбы.
Что в этой истории от Филипа К. Дика, а что от Голдсмана-Тамахори? Не сюжетно, а идеологически? Конечно же, от первоосновы проекту достался главный герой — он даже в чём-то антигероичен, такой противопоказан блокбастеру, потому что он с самого начала хочет от жизни чего угодно, только не приключений. Николас Кейдж с воодушевлением играет романтическую линию, и традиционно изображающая мебель Джессика Биель ему составляет в этом отличную пару. Вообще вся эта история с предопределённостью, «ты всё подстроил» и «пройдёт неделя или месяц» — есть в ней что-то очень лирическое и добродетельное в своей наивности и романтизме.
Персонажи вообще так заигрались в романтику к середине фильма, что сумели в один прекрасный момент даже здорово оттеснить зрителя от всего этого боевика, так что сценаристам срочно пришлось доставать бога из машины в виде памятливого дорожного рабочего и террористов, следящих за агентами бюро почище самих агентов бюро.
И тут уж понеслась — если побег Криса Джонсона из казино был прямой отсылкой к нф-классике (вспомнить хотя бы Гаррисона и его «Неукротимую планету»), то во второй половине действа Ли Тамахори вернулся к своей привычной стилистике бондианы-новодела, то есть да — энергично (спасибо «Вёрчуал студиос», ребята умеют сделать дёшево в смысле денег и сердито в смысле видеоряда), но помимо красочно падающих по обрыву брёвен и знакомой по ролику картинке с «размноженным» Кейджем, самоценным тут является разве что эта едва заметная заминка предвидения, с которой начинается каждая такая сцена.
Террористы по инерции продолжают гоняться за бессловесной Джессикой Биель, Кейдж с героической Джулианной Мур тоже не столько преследуют террористов, сколько спасают Джессику Биель, а заранее отпедалированный «меткий глаз» боевой агентши под визуальные подмигивания братьям Вачовски под конец успевает даже изрядно поднадоесть.
То есть в итоге — Филип Дик получился, хотя и не совсем так, как того ожидали. На целую полнометражку, да ещё и в манере суперагентского боевика, его материала сценаристам не хватило. Пришлось разбавлять банальностями. Полупрозрачными террористами, которые даже не формулируют, зачем им эта бомба, чего добиваются, откуда они вообще, такие. Полупрозрачным же «фэбеером», у которого, кажется, кроме персонажа Кейджа не осталось рабочих инструментов. И в итоге — финалом в стиле «сурпрайз».
Есть такой многократно осмеянный литературный метод, в котором на последней странице герой… просыпается. Всё происходящее ему просто приснилось. Если сценарист Гэри Голдман считает, что одного акцентированно-напряжённого взгляда Николаса Кейджа в середине фильма достаточно, чтобы оправдать именно такой оригинальный финал, то это он зря.
В итоге фильм оставляет ощущение откровенной недотянутости. То есть всё в фильме есть — визуальное решение кейджевских инсайтов, достаточно интересные, хотя и недостаточно проработанные персонажи, относительно банальный, но в общем не мешающий никому сюжет, три мощных экшн-сцены, выполненные в трёх различных стилистиках и — совсем невнятный, хотя, опять же, энергичный финал.
Мог бы фильм получиться более цельным? Наверное, мог. Является ли лучшее врагом хорошего? Вовсе не обязательно, большая чёткость концепта ещё ни одному фильму не помешала. Сказал ли фильм что-то новое в фантастическом боевике? Что-то сказал, что-то — не сумел. Апрель традиционно как начинался, так и завершился фильмом класса «ни вашим, ни нашим» или, если хотите «и вашим, и нашим». А значит — решать, хорош фильм или плох, как обычно — вам самим.
Источник

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 19.06.2007, 13:37
Сообщение #25
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«13 друзей Оушена»
(“Ocean's Thirteen”), 2007
Режиссёр: Стивен Содерберг
Сценарий: Браен Копплман, Дэвид Левин
Оператор: Стивен Содербег
Композитор: Дэвид Холмс
Продюсер: Джерри Вайнтрауб
В ролях: Джордж Клуни, Брэд Питт, Мэтт Дэймон, Аль Пачино, Эллиотт Гулд, Эдди Джемисон, Дон Чидл, Шаобо Кин, Кейси Аффлек, Берни Мак, Скотт Каан, Энди Гарсиа, Венсан Кассель, Эллен Баркин и другие.


Есть в шоубизнесе такой занимательный жанр — стэндап-комедия. Это когда выходит какой-нибудь тип на сцену, и ну нести околесицу, что в голову придёт. А знатоки-любители за всем этим наблюдают да знай себе радуются. И вроде шутки плоские, и сам тип не то чтобы Ален Делон, а вот есть во всём происходящем нечто такое, что заставляет широко улыбаться.

Сериал про «дцать» друзей Содерберга если и прикидывался когда историей одного ограбления, то разве что так, для грамотного захода, как в том анекдоте про заядлых преферансистов «а если б я тогда в бубенку зашёл». Друзья Оушена — на самом деле, конечно, про другое. Это был и остаётся феерический капустник, в котором даже статисты зажигают на съёмочной площадке не хуже приглашённых звёзд, а уж звёзды даже говорящую мебель изображают с такой ловкостью, что сразу начинаешь понимать, почему именно они — звёзды, а не какой-нибудь там Домогаров.

«Тринадцать», как раньше и другие члены арифметической этой последовательности, с первого гортанного крика «Мотор!» режиссёра (а тут ещё и оператора, что чувствуется) Стивена Содерберга до последней строчки титров, от первого тизера в шикарных апартаментах про «ай воз борн реди» и глазами так ух! до той самой захудалой мексиканской деревеньки, где тачают кости и шарики для лас-вегасских казино, — всё это целиком заточено под одну-единственную цель: заставить зрителя полюбить каждого участника этой постановки, а если вы и так фанат Жоржа нашего Клуни, то объяснить, наконец, вашему исстрадавшемуся киноманскому мозгу, за что же вы его любите.
За вот эту позу, за напомаженную причёсочку, за эти фразочки, за этот чёртов такседо и за эту бабочку, беззастенчиво красующуюся в кадре. Право, эта гоп-компания могла бы обойтись и вовсе без ограбления. Туда ходить, сюда ходить, из одного интерьера в другой, с переодеванием и без, то рожки кому пририсуют в базе ФБР, то усики как у Гитлера. В общем, жизнь и без сценария кипела бы, одних прочувственных постмодернистических диалогов Клуни с Питтом про заведение семьи и детей хватит для успеха у знатока светских сплетен.
Однако они сказали — грабим, значит — грабим. Вилли Бэнк не стал подобно Терри Бенедикту обещать сожрать их живьём, он совершил куда более подлый поступок — он обидел старину Рубена, а значит, он обидел всех присутствующих в его лице. Потому — к чертям условности в виде стремления к прибылям в смысле нечестно нажитого добра. Не хочу учиться, хочу жениться. В смысле — проучим Вилли Бэнка так, что даже Терри Бенедикт расплачется, как ребёнок. А что касается кэша — деньги-брызги, на-ка, побалуй себя, солдатик.

Покончив со стяжательством, наша сиятельная банда превращает свой бенефис в настоящую феерию, с революционным порывом, слезоточивыми шоу Опры Уинфри, высокими шулерскими и антишулерскими технологиями и даже одним скромным землетрясением (тем, что копал со стороны Франции).
Нам покажут настоящий Лас-Вегас, каким мы его уже никогда не увидим, все эти перья, бриллианты, пентхаусы, и самое главное — это Лас-Вегас, в котором вращаются (шикарное слово) такие гнусные типы как Аль Пачино. О, этот Карфаген будет разрушен с шиком и блеском, под фейерверк и скользящего в небе ночного парашютиста, под джек-пот на одноруком бандите и фразу «мой хозяин — человек высочайшей самоорганизации, он проиграет сегодня десять миллионов, не больше». Право, браво.
Бравые жулики смотрят на закат и уже видят Терри Бенедикта в гостях у старушки Опры. Им пора разбегаться, но, ей-богу, эта компания стоит того, чтобы встретиться вновь. И лучше, в самом деле, снова без девочек, как в этот раз. Это не их драчка.
Источник
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 21.08.2007, 17:22
Сообщение #26
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Симпсоны. В кино» (“Simpsons Movie”), 2007
По мотивам мультсериала Мэтта Гроенинга
Режиссёр: Дэвид Сильверман
Сценарий: Джеймс Брукс, Мэтт Гроенинг и другие
Композиторы: Ханс Циммер, Дэвид Сильверман (песня «Толстый свин, но паук»)
Арт-директор: Дима Маланичев
Продюсеры: Джеймс Брукс, Мэтт Гроенинг, Ричард Сакаи
Роли озвучивали: Дэн Касталланета (Гомер, Дедушка), Джули Кавнер (Мардж), Нэнси Картрайт (Барт, Мэгги), Йеардли Смит (Лиза) и другие.

Безусловно, приступая к просмотру «Симпсонов», главный вопрос, на который отвечал сам себе каждый из миллионов зрителей, это сакраментальное «Какой смысл смотреть в кино то, что и так бесплатно показывают по телеку?» В такой постановке его сформулировал остряк-Гроенинг, и тут же поспешил с ловкостью фокусника извлечь на свет софитов искомый ответ.
Полнометражные «Симпсоны», что их заметно отличает от тех же новеллизаций «Сауспарка» и «Бивиса и Баттхеда», это прежде всего не количественный переход от двадцатиминутного сериального формата к полуторачасовому хронометражу, а именно качественный рост исходного материала куда-то туда, где сияют большие звёзды и вручают большие статуэтки.
И «Сауспарк», и БнБ создавались в рамках обычного сериального кинопроизводства, теми же режиссёрами, привычными к работе на телевидении, а не в кино, в итоге становясь безусловно удачными, но всё-таки всего лишь удлинёнными очередными сериями мультфильмов, ориентированными в основном на традиционную аудиторию текущего сезона обоих сериалов.
Совсем иначе было с «Симпсонами». С одной стороны безостановочно живущий своей жизнью в течение восемнадцати лет городок Спрингфилд успел в буквальном смысле воспитать уже не одно поколение своих фанатов — тем, кто начал смотреть мультфильм в восьмилетнем возрасте, уже впору приобщать к нему своих собственных детей, с другой — визуальная стилистика мульт-творчества была так выверена за последние годы, что бесспорно просилась на большой экран в своей новой инкарнации — с визуальными эффектами, достойными полного метра, с историей, достойной полного метра, со звуком, достойным полного метра.
И именно в таком виде «Симпсоны» нуждались и в режиссёре-полнометражнике, каким и стал Дэвид Сильверман, снявший для Пиксара «Корпорацию монстров», а заодно 23 серии «Симпсонов», человек, не чуждый духа первоисточника и не чуждый должного масштаба постановки. К нему была приложена целая армия сценаристов, сработавшаяся за долгие годы симпсонианы, а потому умеющая играть в командные виды спорта. Так появился на свет кинопродукт, вовсе не ориентированный только на фанатов сериала, с одной стороны абсолютно аутентичный, с другой стороны безусловно новаторский, так что в итоге его американского старта только за первые три дня мультфильм посмотрело больше зрителей, чем составляет вся аудитория текущего сезона сериала.
Потому выдавая с экрана в сторону полного кинозала теперь уже классическую тираду про идиотов, Гомер Симпсон в точности знал, о чём говорит. Ибо на экране помимо знакомых желтолицых четырёхпалых человечков за время сеанса будет продемонстрирована такая вакханалия колерованного бардака в высоком разрешении, какой до сих пор не достигала ни одна из серий, и даже вставным номером Щекотка (зачем-то ставшая Чесоткой) и Царапка выйдут на околоземную орбиту.
Сначала Мэтт Гроенинг после сюжетной завязки и небольшой, но ударной экшн-сцены, в которой нам «будет видно пипиську», двинет сюжет мероприятия в сторону дружеской пародии со свино-пауком и предвыборной экологической вакханалией демократической общественности. Перед нами промелькнут жанры диснеевской мультипликации и фильмов-катастроф, нам спародируют президента-Шварценеггера и «Титаник», не забудут посмеяться и над самими собой, для нас спляшут на костях теорий заговора и постапокалиптических боевиков самого широкого разлива, а закончат феноменальным звуком феиной пыльцы и «никто не пострадал».
Но всё это в целом, и акиян разливанный гомерического юмора, и семейно-приключенческий флёр путешествия Симпсонов на край земли за тысячей верных долларов во славу нефтяных корпораций — по сути лишь кирпичики, составляющие фильм, но не цементирующий состав. Сами по себе поминутно пробирающие зал экранные шутки хороши, но главный элемент получившейся атмосферы лежит куда глубже.

Потому что в основе всего этого — прежде всего очень близкая духу восемнадцатилетней семейки история, в которой нашлось место каждому, включая бойкую Мэгги, в которой не забыто и то, что любят фанаты сериала, и добавлено много нового, без чего невозможен большой экран.
И только посмотрев все 87 минут хронометража до конца финальных титров (где наконец прозвучит первое слово малышки Мэгги), зритель сможет сказать себе — вот теперь я знаю об этих новых Симпсонах всё. И побежит пересматривать старые серии в качестве добавки.

Кстати, тем самым первым словом возрастного младенца станет слово «продолжение». Долой 3-D, да здравствует классическая мультипликация.

«Гарри Поттер и Орден Феникса» (“Harry Potter and the Order of the Phoenix”), 2007
По одноимённому роману Джоан Роулинг
Режиссёр: Дэвид Йетс
Сценарий: Майкл Голденберг
Оператор: Славомир Идзияк
Композитор: Николас Хупер
Продюсеры: Дэвид Хейман, Дэвид Баррон
В ролях: Дэниел Рэдклиф, Эмма Уотсон, Руперт Гринт, Ральф Файнс, Брендан Глисон, Гэри Олдман, Дэвид Тьюлис, Мэгги Смит, Джули Уолтерс, Джейсон Айзекс, Майкл Гамбон, Имельда Стонтон, Том Фелтон, Алан Рикман, Эмма Томпсон, Хелена Бонэм-Картер, Кэти Лёнг, Эванна Линч и другие.

Нет, всё-таки в этой продюсерской игре в угадайку заключён своеобразный шарм. Поттериана, ударившись в бесконечную смену имён на спинке режиссёрского кресла, стала своеобразным чёрным ящиком, который вроде бы со всех сторон такой же, как и все прежние — тот же автор в виде миссис Роулинг, те же персонажи во главе со славной троицей (слухи о разрыве контракта которыми в очередной раз не оправдались), ну, пару героев убило воображение госпожи писательницы, некоторые стали заметно реже появляться на экране из-за творческих предпочтений своих исполнителей (а то и вещей куда менее преодолимых), но в общем, в теории, мы из раза в раз смотрим один и тот же фильм, в котором дети-герои взрослеют вместе со зрителями и вместе с фильмом (на самом деле куда быстрее, чем положено героям, но тут уж ничего не попишешь).
Это в теории. На практике же (даже считая и первые две части, снятые одним Крисом Коламбусом), фильмы всё-таки разные, что общего между лёгко-сказочной первой серией, догонятельно-загонятельной четвёртой и трэшово-мрачной третьей, на мой скромный взгляд самой достойной, куароновской серией поттерианы? Формально — герои и все эти топонимо-магические словеса, на самом же деле — почти ничего. Потому каждый раз приходя в зал по прошествии очередных полутора лет, мы снова не знаем, чего ждать от фильма.
Какие запчасти из толстой книжки наберут для сценария продюсеры на этот раз? Будет ли квиддич (нет, не будет, привыкайте, господа фанаты, не до вашего квиддича нынче продюсерам), когда наконец уже Гарри поцелует Салли (поцелует-поцелует, это ещё трейлеры проспойлерили), когда уже Волан де Морт покажет личико (тоже — всё известно), равно как на сколько волосков будет в финале один от другого и от смерти, разумеется (сатанинский смех за кадром).

А если серьёзно, то все эти ингредиенты, включая затянувшийся на три серии побег из Азкабана (уже два побега, вилькомен Хелена Бонэм-Картер), и прочие пророчества «для служебного пользования» могут на выходе лечь так и сяк, их могут забыть или вспомнить посолить, а могут сделать и сладкое блюдо, такой рахат-лукум для фанатов. И заранее ведь ни за что не угадаешь.
В пятой серии нам покажут двенадцать разгневанных кентавров, целый табун коней блед и одну не менее блед барышню со странностями (эх, Гарри-Гарри), затем действо переместится в секретный бункер почётных дамблдоровцев, где наш мальчик созрел до обучения подобных себе искусству убивать драконов. Но всё это снова на поверку окажется тленом и зело вещами преходящими, потому что на самом деле процентов 80 всего повествования будет посвящено профанационной юридической казуистике вроде «Он виновен! У вас нет свидетелей!» или «Я сниму вас с должности!» — «Только попробуйте!»
Да, пятый «Гарри Поттер», он не об Ордене Феникса, а о том, какие двуличные садисты (в юбке) и жлобы (в штанах) окопались в ихнем Министерстве Правды. Если же сесть и подсчитать, сколько раундов за время фильма претерпевает дискурс «возродилося или не возродилося», то станет понятно, почему в остальном хронометража хватило на две коллективные прогулки по знакомой террасе и буквально полтора рояля в кустах (одного очень крупного, другого очень мелкого).
Всё это было бы весьма печально (тётка колоритная, кто спорит, но зачем её так много?) и представляло бы ценность не для нас, казуалов, а исключительно для ценителей книжной серии (на коих всё рассчитано в первую очередь, но тут чужая душа потёмки, не буду пытаться поставить себя на их место, они сами разберутся, ху из ху), кабы не шикарный финал, в котором продюсеры всё-таки пожалели нас, несчастных, и зарядили пушку, изготовившись всё-таки стрелять.
Потому что за «мокрыми поцелуями» (почему именно этот персонаж, из серии никак не следует, как уже было сказано, в кадре есть аж две барышни «поедающие его глазами» с куда большей силой), за странным обучением сопротивляться Тем-Кого-Не-Называем (с попутным непонятным обличением Поттера-старшего, который-де в молодости изрядно третировал будущего Снэйпа), за садистствующими тётками (в советской школе была замечательная позиция для точно таких — «завуч», только зачем все эти переборы с «сывороткой правды», показательным шрамированием и прочим членовредительством, становится страшно за британских школьников, право) и мнительными министрами (политическая подкованность автора, что ли, сказалась, но не смешно же) начинается-таки то, зачем это затевалось — Тёмный Властелин издаёт свой Зловещий Пых и всё-таки приводит действо в неохряняемую никем Комнату Тайн, где всё и заверте.
Это самое «заверте» мне повезло смотреть в московском IMAXе, то есть с той самой трёхмерной вставкой, специально переработанной ради такого дела в HD-формат. Вот тут я, как говорится, не пожалел, что пошёл на сеанс. Пусть 3D-технологии пока слабовато развиты (ждём Кэмерона!), но первая, долгожданная магическая батальная сцена, пусть и не слишком массовая и закончившаяся скорее непонятно, нежели логично, но она была чертовски хороша. Реторты бьются, стеллажи валятся, заклинания свищут, палочки машут, призраки носятся, даже пылинки в воздухе застывают с какой-то особенной грацией. Вот это я называю отлично снятая экшн-сцена.
Ради неё резко захотелось простить и занудство, и многочисленные визуальные заимствования, и долгоиграющий «экспекто патронум», и ненавязчивую режиссуру, и отвратительный перевод-подстрочник, и затянувшуюся сверх всякой меры многосерийность (хотя, в общем, до бондианы ещё далеко, хе-хе), и даже треклятую тётку, затмившую едва мелькнувшего на этот раз Малфоя-младшего. Вот ещё бы весь фильм в таком ключе сняли… мечты, мечты
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 22.08.2007, 13:47
Сообщение #27
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Ультиматум Борна /Bourne Ultimatum/
Страна: США
Год: 2007
Режиссер: Пол Гринграсс
В ролях:
Мэтт Деймон, Пэдди Консидин, Эдгар Рамирес, Джулия Стайлз, Дэвид Стретхерн, Джоан Аллен, Скотт Эдкинс, Дэн Фреденбург и др.
Сценарий: Том Стоппард, Джордж Нолфи, Пол Аттанасио, Роберт Ладлам, Тони Гилрой
Бюджет:
Мировая премьера: 03 августа 2007
Премьера в России: 23 августа 2007

Вдоволь покуролесив по Москве на жёлтой «Волге» с шашечками в предыдущем «Превосходстве…», Джейсон Борн решает-таки расставить все точки над i в своей трехактной амнезийной одиссее. Его цель – сейф заместителя директора ЦРУ Ноа Восена, где хранится вся необходимая Борну информация. В сущности, вопросов не так много: кто он? и почему именно он? Но штаб разведки тоже не дремлет. Большие чины заинтересованы в смерти настырного агента. Далее, как в советской киноклассике: один убегает, другой догоняет. Маршрут этого бега с препятствиями насчитает добрый десяток европейских городов (Лондон, Мадрид, Турин, Париж и т.д.) с обязательной развязкой на родине Борна, в славном Нью-Йорке.

После того, как режиссёрское кресло проекта занял британец Пол Гринграсс (случилось это в 2004-м во время съёмок сиквела «Идентификации…»), следить за дальнейшей судьбой забывчивого Борна стало значительно интереснее. Едва ли не впервые продюсеры успешного блокбастера решили сделать ставку на постановщика, являющегося олицетворением авторского кинематографа. Нечто подобное могло случиться и с бондианой, когда Квентин Тарантино недвусмысленно заявил о желании поработать над образом 007-го, но не сложилось. В отличие от Гринграсса, которому удалось совместить свой псевдо-документальный метод съёмок с прямым как рельса месседжем «Превосходства…». Цифры бокс-офиса обещали скорую встречу. Рулевым триквела значился всё тот же Гринграсс, что, как минимум, гарантировало нестандартный подход в стандартных и порядком закостеневших рамках жанра.

Британец ожидания оправдал. В том смысле, что просмотр «Ультиматума…» взывает не только к зрительным, но и мозговым рецепторам. На фоне шумно-бестолковых блокбастеров этого лета («Трансформеры», четвёртая реинкарнация Джона МакКлейна) такой подход, если и не подвиг, то, как минимум, событие. Гринграсс в сущности ничего не изобретает, он просто снимает так, как считает нужным. А так в жанре «action» ещё не работали. Самое смешное в том, что режиссёр знает все правила «игры», прекрасно понимая для чего его пригласили, и чего ждут в итоге. Драйва в «Ультиматуме…» с достатком, экшн-сцен предостаточно. Вся изюминка тут в подаче материала. Есть ощущение, что Гринграсс снимал не для широких масс, а для фестивальной публики или, на худой конец, Киноакадемии. Всё чинно, серьёзно, благородно. Скрещивание «низкого» содержания и «высокой» реализации приводит в итоге к рождению умного триллера, где, с одной стороны, 90 процентов экранного времени – одна сплошная погоня, а с другой, неполиткорректный выпад в адрес ЦРУ вкупе с «дрожащей» камерой. Обычно-то оно как: убил хороший плохих, слава герою! В «Ультиматуме…» всё несколько сложнее. Без фиги в кармане, без двойного дна, но весомее как-то.

Хороший эксперимент продюсеры трилогии затеяли, самое главное – удачный. Зритель не нарадуется, и Гринграсс доказал, что не только на серьёзное проблемное кино («Кровавое воскресенье», «Потерянный рейс») способен. Сплошная выгода. Во всех смыслах и «направлениях». Когда с душой, а не расчётом к делу подходишь чаще всего так и бывает. Никаих сомнений относительно намерений-настроений Пола Гринграсса после просмотра не возникает. Профессионал.
(с) Станислав Никулин

Интересные факты о фильме:
По произведению Роберта Ладлэма. Третий фильм с участием Мэтта Дэймона в роли Джейсона Борна.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 13.11.2007, 13:21
Сообщение #28
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«1612: Хроники Смутного времени», 2007
Режиссер: Владимир Хотиненко
Сценарий: Ариф Алиев
Оператор: Илья Дёмин
Продюсеры: Никита Михалков, Леонид Верещагин, Виктор Вексельберг
В ролях: Петр Кислов, Артур Смольянинов, Михал Жебровский, Виолетта Давыдовская, Александр Балуев, Марат Башаров, Рамон Ланга, Михаил Пореченков, Валерий Золотухин, Виктор Шамиров, Даниил Спиваковский и другие.

Отечественное кинопроизводство стремительно набирает обороты, иначе не могло бы оно произвести на свет такую дорогостоящую, красочную и заказную махину, как «1612» Владимира Хотиненко. Грустить или ликовать по этому поводу — непонятно. Из различных интервью становится очевидно, что режиссер и сценарист абсолютно спокойны и с радостью берутся выполнять просветительскую работу. Девяносто лет назад Владимир Ильич говорил: «Важнейшим из искусств для нас является кино», — имея в виду не что-нибудь высокое, а просвещение и пропаганду. Давненько не снимали такого наивного исторического кино с эдакой просветительско-патриотичной ноткой. Наверное, картина Эйзенштейна «Александр Невский» — последний кинематографический опыт такого рода в нашей стране.
После перемены праздника 7 ноября на праздник 4 ноября у нашего народонаселения назрел вопрос: «Что мы отмечаем?». Вот «1612» и был снят для того, чтобы разъяснить своим зрителям высокий смысл Дня примирения и согласия. Не удивлюсь, если через год выяснится, что его обязаны показывать в средних учебных заведениях с целью ликвидации молодёжной безграмотности и аполитичности.

Владимир Хотиненко, несомненно, входит в десятку самых крупных режиссёров современной России, и он отнюдь не дурак. Когда ему предложили сценарий про смутное время сроком до ноябрьских праздников — он чётко понимал, за что берётся. Так что обсуждать заказанность данного кино — это все равно, что на погоду сетовать. Другое дело, что из пропитанного кровью и запутанными личными счетами сценария Хотиненко сделал такой вот лихой приключенческий фильм, в котором основной действующий персонаж до боли напоминает Волкодава из книг Марии Семеновой.
Фильм начинается с ожившей картины «Бурлаки на Волге», где главный герой Андрейка — строптивый холоп, неправдоподобно тупой и отважный. Когда ему удаётся освободиться от цепей, он бежит не в леса, как того следовало ожидать, а лезет на корабль подглядывать за царевной Ксенией Годуновой. Его, разумеется, ловят и следом в фильме идёт сочная сцена кровавой порки тупоумного холопа.

Пока зритель недоумевает, что за сбой в сюжете — в сознании Андрейки возникают навязчивые флешбэки, где он двенадцатилетним мальчиком подсматривает за купанием царевны Ксении, причём сцена смонтирована с таким напряжением, что ждёшь как минимум утопления красавицы Годуновой и уж точно страшной смерти мальчугана. Но нет, оказывается, холоп Андрейка смертельно влюбился в особу царской крови и именно эта странная выдумка сценариста становится движущей силой всего сюжета.
Вообще в сценарии довольно много странных прорех и пошлых сюжетных ходов. Так, например, буквально все герои связаны замысловатыми личными счетами и их конфликты по степени оправданности больше напоминают мексиканское мыло, чем приключенческий фильм. Самые замороченные отношения между царевной, польским паном и влюбленным холопом. Среди этих троих происходят чередой такие неправдоподобные диалоги, что просто плакать хочется.

В этом смысле нарочитая нелогичность тем больше удивительна, что фильм обошёлся студии «ТриТэ» двенадцать миллионов долларов, и это почти рекордная цифра для нашего исторического кино. У Владимира Хотиненко была полная возможность снимать что угодно, как угодно и где угодно, но его чувство вкуса, одурманенное таким ассортиментом возможностей, видимо совершенно отказалось ему служить. Выходит, он прав, некогда утверждая, что любые рамки стимулируют художника и вседозволенность только во вред искусству. Ведь будь у него всего тысяч двести, он мог бы снять куда более интересный и серьёзный фильм.
В «1612» же полно эффектных, но нелепых и никому не нужных излишеств: испанский пушкарь (очень колоритный актёр, очень красивые костюмы), который после смерти начинает являться Андрейке на манер светящегося призрака-наставника; единорог (очень красивая белая лошадь, повсюду скачет и машет гривой), на которого первые два раза ещё интересно смотреть, а последующие сто раз он уже как-то нервирует; польские крылатые гусары (с безумно прекрасными бутафорскими крыльями), которые гарцуют, конечно, захватывающе, но не пять же минут этого табуна вставлять в картину; взрывы (удивительно правдоподобные, видимо, взрывали взаправду), которые вдруг крушат половину войска; осада крепости, списанная с «Властелина Колец», и так далее, и так далее…

Говорят, что в «Войне и мире» Толстого девочкам интересно только про «мир», а мальчикам только про «войну». Если считать это утверждение верным, то фильм «1612» сделан, безусловно, для мальчиков, которые любят играть в войнушку. Любовная линия невыразительна и девичьего интереса на два часа двадцать минут явно не хватит. Хотя, сказывают, сегодня полно барышень, интересующихся рукопашными боевыми искусствами. Так что, думаю, с публикой у фильма скорее всего сложатся самые нежные отношения, несмотря на то, что его подлинность в историческом смысле более чем сомнительна.



Комментарий редактора:


Волшебная сила киноискусства иногда поражает самих киношников по самое не балуйся, так что господа творцы заигрываются в нечто своё и в итоге забывают, что до них вот буквально это самое уже кто-то снимал, да и что именно они сами снимают, тоже под конец вспоминается в каком-то тумане. «1612» мог быть стопроцентно историчен и не перебарщивать с этим единорожьим не пойми зачем прилепленным языческим пафосом, он также мог быть идеально увлекательным, приключенческим в лучшем смысле этого слова, не разрываясь каждые три минуты хронометража то на несчастного столпника, то на играющего роль рояля в кустах безымянного воеводу, любителя поговорок. И в том, и в другом, подчёркиваю, случае кино не осталось бы без своей доли нелестной критики по одной простой причине — если мы снимаем не пародию на всё на свете в жанре «очень русского кино» (а, надеюсь, такой задачи перед Хотиненко никто не ставил), то такой суповой набор откровенных до предельной наивности киноцитат — просто непозволителен.
Перечисляю по пальцам то, что всплывает ещё во время первого просмотра: «Властелин Колец» (все три штуки, могу по сценам и персонажам назвать, что и где процитировано), «Дневной Дозор» (плюс «Ночной»), «Маска Зорро» (привет гишпанцу), «История рыцаря» (сама по себе пародийная, что уж совсем никуда не годится), «Царство небесное» (привет Орландо Блуму в кузнице и не только), «Волкодав» (особенно учитывая не разделяемое мной, но существующее явно негативное общественное мнение) и, наконец, изрядная порция «Пиратов Карибского моря» не только в лице всё того же Орланды Блума. Это не считая множества прочих, куда более патриотическо-исторических фильмов и экранизаций.

Что же касается самой патриотичности и историчности, то вся эта вполне антиисторическая и столь же антипатриотическая басня вокруг мебели-Годуновой, холопа-гишпанца и поляка-на-царство (куда в этой повести дели всю западную Русь, ничуть не слишком разделявшуюся тогда с поляками, вообще непонятно) представляется настолько выразительно противоречащей заявленной идее, что остаётся только пожать руку тов. Михалкову, который умудрился продать подобный сценарий тов. Вексельбергу за искомую сумму в $5 млн именно под соусом историческим и патриотическим. Поздравляю, никто другой бы не смог.
Если же это кино рассматривать с исключительно развлекательных позиций то да, вся эта стрельба из кожаных пушек по вражеским пороховым складам («бац-бац — и мимо») смотрится и правда неплохо и вполне себе самобытно, будь оно всё немного покороче и помонолитнее, без дуболомных флэшбэков, нарочитых монахов и рябящих в глазах единорогов. Красивая лошадка, красивая, но зачем же каждые три минуты её везде пихать. Переименовать всё мероприятие в «Дело о польской царевне», убрать все отсылки к реальным событиям, годам, топонимам и персонажам, переместить куда-нибудь туда, к ляхам, и будет вам отличная сказка приключенческого толка, в которой бандиты не за страну радеют (см. Балуев), а обозы грабят, самозванцы воруют княжён ради отправления естественных потребностей, то есть выкупа, в конце концов, русскийъ народъ-броненосецъ (тм) вполне логично сразу выдаёт скраденную царевну вельможному пану, дабы тот не серчал и городок с посадом не палил, и всё это без лишних слов о «за нами Москве». Вот и было бы славно.

Один только минус — под такое никто столько денег не даст, да и не интересно это ни Михалкову, ни Хотиненко. Им интересно про православие, самодержавие и народность, так-то. Интересно ли это зрителю — посмотрим.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 22.11.2007, 20:27
Сообщение #29
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Золотой век» (“Elizabeth: The Golden Age”), 2007
Режиссёр: Шекар Капур
Сценарий: Уильям Николсон, Майкл Хёрст
Оператор: Реми Адефарасин
Композиторы: Крэйг Армстронг, Ар Рахман
Продюсеры: Джонатан Кавендиш, Майкл Хёрст
В ролях: Кейт Бланшетт, Джеффри Раш, Саманта Мортон, Эбби Корниш, Клайв Оуэн, Хорди Молья, Том Холландер и другие.

В отличие от большинства сиквеллизаций голливудской кинопродукции, продолжение «Елизаветы» Шекара Капура определялось не столько успехом первого фильма, включая оскаровские номинации, сколько самой величиной предложенной темы.
Елизавета Английская, королева-девственница, королева-бастард, бездетная еретичка, величайшая из женщин на британском троне, последняя представительница династии Тюдоров, дочь фрейлины Анны Болейн и Генриха VIII, поддержавшего Реформацию, по мнению историков, в основном благодаря своим шести бракам, большая часть которых кончалась для очередной жены плахой.
Эта грандиозная историческая фигура, получившая трон в результате сложнейшей цепочки обстоятельств из рук ярой католички, оставшейся в веках под именем Кровавой Мэри, правила Англией добрых полвека, и во время её правления Лондон не только стал столицей ведущей морской державы с собственными заокеанскими колониями, но и навсегда изменился, окончательно приняв Реформацию в противовес испанской Инквизиции, за чем последовал и культурный рывок — Шекспир жил именно во времена Елизаветы.

Понятно, что первый фильм, описывавший бурную молодость Бетси, принцессы Уэльской с её юношеской любовью к сэру Роберту Дадли, обвинениями в измене, едва не закончившимися на плахе, знакомством с величайшими умами того времени, боязнью института брака, навеянной биографией собственного отца, а также гонениями на протестантов времён Мэри и, наконец, почти уже случайно оказавшейся на её голове британской короной, всё это вместе рассказывало историю появления на исторической сцене королевы Елизаветы, но не о ней самой.
«Золотой век», сохранивший костяк команды первого фильма, спустя девять лет рассказывает в итоге вовсе не о разгроме Непобедимой Армады, не о казни Марии Стюарт, которая успела за свою жизнь претендовать сразу на два трона, но корона в итоге досталась только её сыну Иакову VI, и даже не о сэре Уолтере Рэйли, о возможном романе с которым историки умалчивают.

Фильм — сразу обо всём периоде правления Елизаветы I, с которой так любят сравнивать столь же долго правящую Елизавету II (см. «Королева»). Строительство соборов и театров, сложные отношения между английскими католиками и протестантами, затяжная и несостоявшаяся, несмотря на протесты Парламента, женитьба королевы-девственницы (упоминание Ивана Грозного в этом месте — не шутка сценаристов, переписка с русским царём даже после отказа в женитьбе продолжалась до самой его смерти в 1584 году, в ней в частности Грозный просил у Англии союза против поляков) — всё это, разумеется, эпизоды долгого правления Елизаветы, а не события непосредственно 1588 года, которым формально датирован фильм.
Например, смешно себе представить, что 55-летней королеве привозят в ряду прочего сватовства портрет уже 4 года как почившего Иоанна Васильевича, точно также сложно представить, что в столь преклонном для XVI века возрасте (отец Елизаветы не дожил и до сорока) королева будет по-прежнему заигрывать с незнакомыми (на самом деле знакомыми, Уолтер Рэйли основал Виргинию на деньги Короны годом раньше) пиратами под рассуждения об испанском золоте и свободе до самого горизонта.

Кейт Бланшетт не играет Елизавету накануне разгрома Армады, как не играет она уже не юную, но всё ещё невесту. Точно так же не играет она Елизавету, в тяжких сомнениях подписывающую приговор Марии Стюарт, или Елизавету времён окончательного разрыва с умершим только в том самом 1588 году Робертом Дадли, которого сама королева подозревала в убийстве прежней жены, что могло позволить ему просить руки уже коронованной Елизаветы. Кейт Бланшетт, как и прежде, играет Елизавету от начала её царствования, до последних её дней.
Во всём этом — в юной «альтер-эго» главной героини Елизаветы Трокмортон, в завоевательнице Шотландии на белом коне и в латах, в получившей прекрасное образование и говорившей на многих европейских языках участнице сложнейших политических интриг Европы того времени, и даже в Оуэне-Рэйли, заключённом, было, под стражу — видна тень целой эпохи, противоречивой, непростой, но определившей историю Британских островов на многие столетия. Именно тогда Елизаветой Английской создавалась будущая империя, о которой достойно может сказать только тот, кто прочувствовал её дух. Индия долгое время была плоть от плоти этой империи, и индийский режиссёр Капур говорит об этом теми словами и образами, которые не подберёшь при взгляде снаружи.
Возможно, в «Золотом веке» и было в итоге собрано слишком много мелодраматичного и недостаточно много драмы, возможно, столь сильный упор ролика на тематику испанского вторжения и не оказался оправданным в самом фильме, где победа над 130 галионами противника была получена не талантом Фрэнсиса Дрейка и помощью союзников, а одним лишь брандером Уолтера Рэйли.

Может быть, Филипп II Испанский был куда более сложной исторической фигурой, чем показанный на экране фанатичный католик, семенящий под ручку со своей Инфантой и радеющий за свержение «еретички» с английского трона. На деле он успел побыть и мужем той самой Кровавой Мэри, и неудачливым женихом только восшедшей на трон Елизаветы.
Стоит ли напоминать, что в необъявленной морской войне Испании с Англией, которая тянулась десятки лет, торговые суда бывали граблены уолтерами рэйли с обеих сторон конфликта. Кроме того не последнюю роль в конфликте сыграли голландские и португальские колонии, которые тоже, вкупе с только что основанной британской Виргинией, были как кость в горле будущего строителя почившей в бозе Непобедимой Армады.

Но мы увидели возвышающуюся над картой Европы Елизавету, мы увидели паруса испанских галеонов на горизонте, мы увидели лукавую мудрость взгляда королевы-девственницы, мы прикоснулись к этой величине, которая творила историю, в том числе и нашу с вами.

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 3.12.2007, 22:38
Сообщение #30
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Пила 4 /Saw IV/ (2007)

детектив / ужасы / триллер
Режиссер: Даррен Линн Босман
В ролях: Тобин Белл, Лирик Бент, Костас Мэндилор, Скотт Пэттерсон, Ангус Макфэдьен, …
****************

"Игра только начинается", — обещает приятный баритон маньяка, записанный на кассету с кокетливой надписью "play me". Сам маньяк, тем временем, лежит на столе судмедэксперта, печальный и торжественный, вскрытый и трепанированный по всем правилам паталогоанатомического искусства. Кассету только что извлекли из его желудка — незадолго до того, как погибнуть в предыдущей части истории упрямец проглотил это послание, чтобы и после смерти грозить миру своими кровавыми нравоучениями.

На этот раз серию тестов придется пройти полицейскому офицеру, командиру отряда спецназа. Потеряв сознание в собственном доме и придя в себя, он обнаруживает послание, в котором говорится, что у него есть девяносто минут, чтобы спасти двух своих коллег. В качестве доказательства демонстрируется видеозапись бедняг, томящихся в каких-то казематах. Задача проста — следовать инструкциям и не позволить чрезмерной добросердечности себя отвлечь. В качестве первого теста предлагается сидящая в соседней комнате блондинка, прикрученная к хитроумному устройству, готовому медленно снять с нее скальп. Развешанные по комнате фотографии уличают ее в преступлениях. Задание предлагает предоставить преступницу ее судьбе и отправиться на поиски пропавших коллег. Разумеется, полицейский бросится спасать блондинку, белокурый скальп покинет голову и, понемногу, тело за телом, бедняга начнет усваивать урок, который решил преподать ему изувер.

"Пила 4" /Saw IV/ (2007) представляет своего рода парадокс. Дело не только в том, что создатели, приятно потрясенные ста миллионами долларов, собранными в американском прокате предыдущей частью, решились снять продолжение уже имея на руках мертвое тело главного героя. Парадокс заключается в том, что фильм окончательно вышел на тот рубеж, когда дальнейшее истощение сценарной мысли уже идет только на пользу делу. Кто и почему становится испытуемым в серии тестов, которым подвергает истязатель свои жертвы, становится окончательно неважно. Не важно и то, кто помогает злодею. Мир "Пилы" разросся до вселенских масштабов, на "Википедии" размещаются подробнейшие комментарии к судьбе каждого героя каждой части, публикуются подробные описания каждого устройства, созданного преступным инженером для очищения душ (напоминает кошмарный каталог "товары — почтой").
Для твердокаменных поклонников четвертая часть станет важным этапом, раскрывающим романтические и драматические подробности жизни Джона Крамера, он же Джигсоу, приведшие его к кровавым проповедям. Зрителям, незнакомым с предыдущими частями, будет сложновато, на очередном повороте сюжета легко поскользнуться и окончательно запутаться — кто все эти люди, почему они попали в этот кошмар и за что их убивают.
Те, кто отправятся на этот фильм вполне осознанно, в советах не нуждаются — их, очевидно, ведет сердце. Колеблющихся стоит предупредить, что даже многократно расхваленный и проклятый за свою жестокость "Хостел" /Hostel/ (2005) меркнет перед бойней "Пилы". Бойней тем более беспощадной, что она практически лишена навязанного ей морального смысла. С этой части "Пила" — что-то вроде росписей в средневековых соборах, где адские страдания грешников уже не служат уроком или предостережением, и не рассказывают историю, а являются картинами чистого беспримесного зла, совершенными в своей пластической завершенности.
И, кстати — обещание, данное Джоном Джигсоу, оказалось правдой — пятая часть сериала уже находится в производстве и выйдет к ближайшему Дню всех святых.



Первый фильм проекта "Пила" вышел в 2004 году и, при бюджете в 1,2 миллиона собрал в американском прокате больше 55 млн. долларов. В центре всех четырех фильмов находится некто Джон — смертельно больной инженер, подвергающий свои жертвы испытаниям при помощи хитроумных и смертоносных устройств. Цель испытаний — определенный моральный урок. Ключевое правило — сделав все правильно, жертва может выжить.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 10.12.2007, 20:38
Сообщение #31
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Прикрепленное изображение «Золотой компас» (“Golden Compass”), 2007
По роману Филипа Пуллмана
Режиссёр и автор сценария: Крис Вайтц
Оператор: Генри Брэхем
Композитор: Александр Деспла
Продюсеры: Бил Карраро, Дебора Форте, Пол Вайтц
В ролях: Дакота Блю Ричардс, Николь Кидман, Дэниел Крэйг, Фредди Хаймор (озвучка), Йен Маккеллен (озвучка), Ева Грин, Йен Макшейн (озвучка), Сэм Эллиотт, Кристофер Ли, Кэти Бэйтс (озвучка) и другие.


Отсматривая появившийся в сети премьерный ролик очередной фэнтэзи-экранизации, в первую очередь ищешь то, что ещё никто не делал, некие элементы новизны, которые бы выделили этот проект из череды предшественников. Нас нынче не удивишь ни эльфами да гномами, ни говорящими драконами или христианскими львами, да и на фоне суперпопулярности иных юных волшебников блеснуть известностью среди зрителей тоже становится всё сложнее. Потому продюсеры голливудских мейджоров изводятся в попытках отыскать среди немалого числа американской книгопродукции жанра «подростковое фэнтэзи» достойный объект для своих штудий.
Экранизация тут — дело заведомо недешёвое, а потому нужно, чтобы увиденное зрителя сразу забирало и не отпускало уже до самого конца сеанса. А лучше — чтобы сразу настраивало на череду сиквелов. И выбор в качестве первоисточника серии романов Филипа Пуллмана «Тёмные начала» в данном случае показался вполне удачным — ещё в трейлере нам продемонстрировали красочный мир со зверями-спутниками, летающими ведьмами, красивыми позолоченными механизмами и снежными панцер-бьёрнами. Было в этом всём что-то бесшабашно-приключенческое, и пара Кидман-Крейг кадр только украшала, удачно красуясь на фоне собственных деймонов, цепеллинов и футуристических замков.
Прикрепленное изображение
Так что предварительное впечатление о фильме было более чем положительным, дело по нынешним временам редкое. Однако, как водится, сеанс всё расставил по местам своеобразным, не всегда предсказуемым образом. Под вводную речугу о таинственной Пыли, Соединяющей Вселенные и, как выясняется далее, ответственной за северное сияние, перед нами предстаёт группа цыганских детей (почему-то именно цыгане фигурируют в сюжете наряду с ведьмами и полярными медведями), с которыми со страшной силой дружит главная героиня, каковая дружба приводит её сначала в шкаф, а потом и, с вожделенным Алитеометром в руках, в крепкие объятия тётеньки с неприятным именем мисс Коултер, а потом и в бега, навстречу дяде лорду Азриелу и искомым панцер-бьёрнам.
И уже по мере разворачивания этого повествования, украшением которому и служат проанонсированные компьютерные красоты, где-то ближе к концу первого часа просмотра ты вдруг задумываешься о том, что иногда слишком много сюжета бывает вредно. Ну хорошо, вводная (кстати крайне неудачно локализованная, ибо слово «пыль» по-русски совсем не звучит, не то что английское dust), ну дальнейшее вступление, знакомящее нас с главной героиней, ну пара пространных монологов, поясняющих раз от раза сюжетообразующие моменты, но под конец все эти стэндапы класса «а мы пойдём на север» изрядно дробят экранное действо, заставляя буквально ёрзать в кресле.
Опять же эти «объяснялки», нацеленные на основную аудиторию, сиречь подростков, зрителю более возрастному излишне выпячивают провисания и несуразности самого сценария, в котором самый секретный в мире прибор отдают ребёнку, прямиком отправляющемуся в логово врага, подопытного цыганского дитятю «нечаянно» находят в пустом промёрзшем насквозь сарае посреди полярных льдов, и посреди них же звучит сакраментальная фраза «скоро стемнеет».

Сложно уложить в одном сознании сюжет, где из детей сложносочинённым образом делают покорных режиму морлоков путём хирургической операции на деймоне, и одновременно встречаются сценарные изыски вроде «я твой отец, а я твой мать». Первое — из Оруэлла, оттуда же произрастает и коварный Магистериум, а второе — из подросткового фэнтэзи как оно есть. И подобная эклектика не обходится фильму даром.
Прикрепленное изображение Прикрепленное изображение
Те красоты, которые хороши сами по себе, а особенно — колоритные персонажи, на фоне сюжетных загогулин заметно тускнеют. Тут вам и пропавший без вести герой Крэйга, и «великие воины» бьёрны, чьи конунги восседают на троне с куклой в лапе при полном попустительстве дружины, а в итоге коварные врачи-вредители посреди полярной станции (почему там?) оказываются под охраной скрывающейся во льдах бригады быстрого реагирования в боярских шапках, к тому же говорящей по-русски без словаря.

На фоне этих изысков даже массово летающий рояль в кустах в виде героических ведьм, чьи деймоны летают так далеко от них, что мы их в фильме так ни разу и не видим, уже не кажутся чем-то притянутым за уши вместе с их пророчеством и фразой «ты думаешь, что это Тот Самый Ребёнок?»
На выходе же остаётся ощущение, что ты посмотрел нечто красивое, но пока страшно сырое и тривиально неловко смонтированное, скорее идею фильма, чем сам фильм, к тому же идею серьёзно затянутую, путаную, и развивать её будут уже другие люди в другом фильме. Если сборы первого, конечно, не подкачают. Ведь там, посреди полярников-каннибалов нас ждёт дядя Крэйг, героически изучающий волшебную пыль.
Источник

---------
Как бы то ни было - это один из самых ожидаемых фентази фильмов, после Властелина колец и Хроник Нарнии, который должен, по мнению некоторых, побить все рекорбы по сборам и зрительским симпатиям. Не зря же в этот проект вбухали столько денег, переплюнув Властелина Колец, сложенного всеми тремя частями.. Поживём увидем.. вернее, дождёмся выхода в прокат на экране нашего Алтая. Любители же, могут пока насладиться книгой.. говорят - очень захватывает.. (Алекс Галицин)

-------
Прикрепленное изображение«Хитмэн» (“Hitman”), 2007
По мотивам одноимённой видеоигры
Режиссёр: Ксавьер Генс
Сценарий: Скип Вудс
Оператор: Лорен Барэ
Композитор: Джефф Занелли
Продюсер: Люк Бессон
В ролях: Тимоти Олифант, Ольга Куриленко, Ульрих Томсен, Дугри Скотт и другие.

Нет, дамы и господа, когда отечественный кинобизнес изобретал жанр «патриотического боевика», никто не думал, что дело зайдёт так далеко. Мы-то порешали, что это всего-то неумелая поделка по мотивам «Коммандо», ан нет, шли годы, жанр уверенно кристаллизовался в подозрительном тигле, пропахшем серой и смолой, и вот, отливочка готова, столь совершенная, что теперь уже не является ленной привилегией только Олега Капанца или только Вадима Шмелёва, та-дам! жанр патриотического боевика шагнул и на международную арену, встречайте, «Хитмэн»!




Говорили нам умные люди, оставь надежду, отправляясь на фильм, где Люк Бессон продюсер, но не режиссёр, головка будет бо-бо, но мы не слушались. Напоминали, что если западный фильм, не дай бог, проистекает в России, и главного героя зовут не Джейсон Борн, жди беды, покажут нам вид на Кремль с подписью «Санкт-Петербург», братьев-болгар в ушанках и с автоматами Калашникова, а также сухопутную границу России с Турцией.

Некоторые злые личности также намекали, что адаптации компьютерных шутеров, как показывает практика, крайне редко бывают пригодны в пищу, воздевая руки горе и поминая совершенно невиновного в данном случае старика Уве. На это мы ответим наше резкое «нет!», ибо всё ещё верим в силу человеческого духа, а также ценим великую Анжелину Джоли, которая без 3D-стрелялок ни разу не смогла бы ездить по миру, то и дело усыновляя очередной выводок детей, да и с Брэдом Питтом у неё бы точно не сложилось.
А потому оставим особенности происхождения фильма «Хитмэн», плюнем на бесконечную череду фактологического бреда вроде развёрнутой наоборот буквы «С» в аббревиатуре ФСБ поверх бронежилета на меху, не в ней дело. А займёмся-ка объяснением, почему же искомый фильм всё-таки оказался таким чудовищным говном.

Дело в том, что таковым фильм делает отнюдь не российский президент, выставленный в фильме под наши текущие выбора в таком феерическом свете, что хочется как следует протереть глазки с вопросом «вы все это видели?», и даже не в дорожных знаках на болгарском и надписях «Народен театр Иван Вазов». Нет, не пепел покойного болгарского поэта стучит в наши сердца, ведь даже невесть откуда прилетающие вертолёты придумал не злонамеренный Бессон, а вовсе даже мы сами. Да и вон, припомните, Джеймс Бонд спокойно рассекал по родным просторам с любовью на танке и ничего ему за это не было, а токмо здоровый смех и всеобщее удовольствие.
Так почему же во время «Хитмэна» дружный смех в зале затихает примерно минуте на двадцатой, а потом становится совсем не смешно? А потому.

Начать с того, что авторы фильма наверняка не забыли посмотреть ту же трилогию про Борна, а вот сценарий сочинять — это для лохов. Мы же снимаем фильм по компьютерной игрушке, зачем нам кузнец? Вот и мается бедный Тимоти Олифант, в паре сцен всё-таки сумевший не заржать в кадре, по съёмочной площадке в стиле туда ходи — сюда ходи, пытаясь хоть как-то понять логику действий своего персонажа и не шарахаться страшенной полуодетой барышни с макияжем в стиле девушек, часто заметных на Ленинградском шоссе в районе Химок.
Жил да был клон, убермегакиллер с чувством юмора, то африканского военного преступника замочит, подбросив ему брата-2 с зашитой в голову боеголовкой, то российского президента вальнёт, коли прикажут. Только на женщин у него рука не поднималась, особенно на тех, что выглядят как уже упомянутые выше девушки нетяжёлого поведения, а также несут на своих измазанных в потёкшей туши личиках татуировку «я креведко». От таких барышень у киллера за нумером 47 случается идиосинкразия в тяжёлой форме, после чего он бросает всё и хочет уехать на Таити, где можно будет никого не убивать, а только складывать оригами и вести теологические споры. Ах, да, он же у нас воспитан строгими, как выяснилось, православными батюшками в вере и терпимости.
А пока он не окончательно завязал, за ним, ацтупником, устраивают охоту с применением таких же, как он, клонов, коих вокруг — тьма тьмущая, и никто их не узнаёт, несмотря на лысину и татуировку на затылке. Одному афро-клону только повезло, у него татуриовку не видать. И теперь уже — кто кого, то ли 47й замочит президента, то ли боевой вертолёт, то ли свои же, привязанные в стиле «Хостела» и «Пилы» ржавой проволокой к ванне агенты ФСБ.

При всём этом самому старому из клонов почему-то хорошо за сорок, фанаты российского президента выглядят как удачная пародия на «Наших», на поминках брата-акробата (что-то сплошные братья у жертв) почему-то произносятся политические воззвания, а самый матёрый мире киллер зачем-то всё время прыгает в окно и возит в багажнике трупы. При этом не переставая делает такое лицо, по которому ясно читаешь: «Что вообще происходит?» Последнее — прямая цитата из фильма, по какой ты всегда узнаешь самое бредовое кино в мире. Я знаю пару фильмов с такой цитатой, они друг друга стоят.
Да ладно сюжетные бредни, к таким мы привыкли, но хоть бы всё это было приятно смотреть — штуки четыре красивых кадра со стильными пистолетами и лысиной поперёк экрана можно насчитать, а вот всё остальное время и экшен не экшен, и киллер не киллер, баба эта, дура, и нервный детский смех с задних рядов как фон для высшей нервной деятельности. Вам никогда не приходилось валяться в смеховых корчах при просмотре экшн-сцены? Ну, не считая изделий Болливуда, разумеется. Освежите впечатление. Хотя нет, пожалуй, не стоит.

Господа, так нельзя, господа. Даже эти эфесбэшники-киллеры-интерполовцы-цэрэушники, в беспорядке бегающие друг за другом по съёмочной площадке, как оглашенные — ну вылитые персонажи Капанца и Шмелёва, даром что фамилии не наши, а то очень аутентичненько было бы — тут вам и порочные олигархи, и трагические агенты, и женщины их мечты, и даже стыренная напрочь присказка «я же говорил оставить её в покое». Правда последнее — из других, гораздо более приличных источников (причём авторы сами подтверждают, что потырено отнюдь не нечаянно — см. в фильме хотя бы смешную шутку про агента Смита).
И отечественные убер-локализаторы тоже словно почувствовали своё, родное, озвучив фильм так, будто его даже не переозвучивали, а оставили как есть. Вы себе представляете уровень русских диалогов в американских фильмах? Ну тех, которые с сакраментальным «хулигяны», спасибо Арни за шедевр. Так вот, в результате нашей озвучки получились именно те, родные, незабвенные речи, по сравнению с которыми умеренно приемлемый «базар» давешнего Кроненберга даже получил какую-то медальку. Те самые речи, от которых первые двадцать минут смешно, а потом не знаешь, то ли плакать, то ли пойти самоубиться.

Молодцы, все не подвели.

Осталось понять, сколько эта мулька соберёт в отечественном прокате денег и сравнить результат с уже полученным ранее. Другое дело, что 70 миллионов нашим умельцам никогда не дадут потратить столь бездарным образом. А хотелось бы, да? Хотя, сказывают, часть действа бекмамбетовского «Особо опасен» будет проистекать у нас, в родных пенатах. Неужто Тимуру удастся объяснить продюсерам, что у нас живут не болгары, и уже лет двадцать никто не ходит в ушанках?
Источник

Единственное, что меня поразило, ещё до просмотра, так это хар..хм..Лицо главного героя. Не таким я его себе представлял, когда играл в игру... (Алекс Галицин)

Прикрепленное изображение
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
7IM0N
сообщение 31.12.2007, 10:50
Сообщение #32
Keyboard Cowboy


Group Icon

Сообщений: 449

Видели на форуме:
20.10.2014, 19:35



Репутация:   0  


«Ирония судьбы. Продолжение»
Напился, Городецкий
«У нас с друзьями есть традиция…»
расхожая цитата

Роман КОРНЕЕВ, 23 декабря 2007
(IMG:http://forum.biysk.net/gallery/albums/userpics/14816/0.jpg)
«Ирония судьбы. Продолжение», 2007
По мотивам фильма Эльдара Рязанова «Ирония судьбы или С лёгким паром»
Режиссёр: Тимур Бекмамбетов
Сценарий: Алексей Слаповский, Тимур Бекмамбетов, Константин Эрнст, Анатолий Максимов
Оператор: Сергей Трофимов
Композиторы: Микаэл Таривердиев, Юрий Потеенко
Продюсеры: Константин Эрнст, Тимур Бекмамбетов, Анатолий Максимов
В ролях: Константин Хабенский, Сергей Безруков, Лиза Боярская, Барбара Брыльска, Андрей Мягков, Юрий Яковлев, Валентина Талызина, Александр Ширвиндт, Александр Белявский, Вилле Хаапсало, Михаил Ефремов, Константин Мурзенко, Роман Мадянов, Виктор Вержбицкий, Анна Семенович, Эльдар Рязанов, Инга Оболдина и другие.

Как-то так у нас неловко получается, что по-настоящему коммерческое кино снимает один и тот же режиссёр. Эдак, знаете, не заморачиваясь на стучащий в сердца пепел Станиславского и Тарковского, без криков «я так вижу» и прочего творческого загиба. Просто берёт и делает всё, как доктор прописал. Доктором у него служат западные жанровые традиции: тут спецэффект, здесь шуткоюмор, чуть дальше — агрессивный монтаж, и напоследок — знакомые всё лица в каждом кадре. Тимуру Бекмамбетову с таким подходом удаётся главное, честность перед зрителем. Обещали сделать красиво — делаем красиво. Обещали комедь? Сделаем комедь, без вопросов и сантиментов. Идеальный (в рамках разумного, то есть бюджета) коммерческий продукт, радость продюсера. Если попытаться окинуть наши киношные дебри последних лет хоть каким мутноватым взглядом, вспомнишь из чужого разве что «Жару», а в остальном — что Бондарчук, что иные, снимают как-то слишком для себя, не то что наше всё Тимур, символ самозабвенной преданности делу.
(IMG:http://forum.biysk.net/gallery/albums/userpics/14816/1~0.jpg)Выдался промежуток малый в производстве заокеанского проекта «Особо опасен», чем не повод по просьбе старого друга Константина Эрнста незадолго сделать эдакую штуку — римейк «Иронии судьбы», пиар ваш, режиссура наша, бюджету много не надо, главное прежний состав подтянется, поддержит сверхидею, а там — три съёмочные локации и знакомые всё лица из молодых, вот вам и римейк, а уж за техникой дело не станет — Тимур в Голливуде уже с руками и ногами, что такое крепкий продюсерский проект, ему рассказывать не надо.

А рецепт простой, как по написанному: берёшь всё, что было в оригинале, и делаешь то же, но больше. Был один Женя Лукашин? Станет два. Была одна Надя? Станет ещё и «Надежда Надеждовна». Был Ипполит? Станет Ираклий. Был один полёт в Ленинград и обратно? Станет три (если не сбился со счёта). Понятно, вместо однократно напившегося Лукашина станет Лукашин, напившийся два раза, с попутным разоблачением и вывозом тела. Да, чуть не забыл, вместо пострадавшей на льду Невы нашемарки будет пострадавшая «Тойота». А для тех, кто не в курсе, что это у нас оливье-блокбастер такой — вот вам снегурочка с «джынгл-бэлс» дедом-морозом.
(IMG:http://forum.biysk.net/gallery/albums/userpics/14816/2~0.jpg)А в остальном — всё так же: знакомые полосатые обои, знакомый лифт, третья улица Строителей, дом 25, квартира 12, Шевелёвы мы. Разве что вместо полётов самолётами «Аэрофлота» в нагрузку к фильму пойдёт ломовой продакт-плэйсмент, а переговоры по телефону из сюжетообразующих станут источником основной массы искомых шуток юмора и полосатого шарфика.

Такой вот концепт, с «Авророй», погружённой в сумрак со страшной силой, с Вержбицким в традиционной роли бомжа, и даже с Горсветом в роли слесаря, которому не лень за пятихатку перед Новым Годом помогать страждущим попасть в чужие квартиры. И даже воронка из ворон и беганье по крышам — в лучшем виде, как было сказано, не хватает только Владимира Меньшова (если отказался — добро) и Лии Ахеджаковой (особенно учитывая формальное наличие персонажа в сценарии — тоже добро, пожилой японке со сложной судьбой не пристало). «Добро» не потому что «как я ненавижу эти ваши проклятые римейки», а потому что должен же быть кто-то выше меркантильных интересов в этом мире.
(IMG:http://forum.biysk.net/gallery/albums/userpics/14816/3.jpg)«Добро» же и потому, что в общем и целом весь этот сборник философских таксисток и пассажирок с детьми, зачем-то отфотошопленных вусмерть актёров старшего поколения, пьяных дедов-морозов, пьяных же пограничников с собакой, обратно пьяных финнов, ещё раз пьяных милиционеров оказывается в фильме эдаким огромным приставным стулом, без которого можно было легко обойтись, не теряя ничего, кроме хронометража.

Да-да, в фильме все (подчёркиваю — все) кроме пары Хабенский-Безруков играют мебель, не исключая главной виновницы торжества Лизы Боярской. В режиме «туда ходи, сюда ходи, создавай атмосферу в кадре» присутствует целый взвод актёров, совершающих какие-то действия, произносящих какие-то тексты, иногда довольно пространные, но в итоге сюжет тут один — заборет герой Хабенского героя Безрукова или нет.
(IMG:http://forum.biysk.net/gallery/albums/userpics/14816/6.jpg)А вот они двое как раз стараются за всех. Если для первого роль «напившегося Городецкого» не нова, и стоило от него ожидать успешного исполнения оной, то Безруков на фоне обычного его ставшего притчей во языцех переигрывания в роли «сразу всех поэтов и даже одного Бога» комедийный персонаж шустрого менеджера среднего звена одного оператора сотовой связи, постоянно разговаривающего через хэндс-фри с невидимыми зрителю собеседниками — хорош ну и всё тут.

Пара эта, мучительно знакомясь чуть не первую треть фильма, потом находит друг друга и начинает смешить публику, с каковой целью все мы здесь сегодня и собрались. Остальные же в кадре делают умные-трагичные лица и усиленно загораживают на полосатых обоях многочисленные дыры, а где не справляются, там в ход снова идёт новогоднее погружение в сумрак, прыжки по балконам, «песня московского гостя» и финальная «сказка детская пятьсот рублей».
(IMG:http://forum.biysk.net/gallery/albums/userpics/14816/5.jpg)Так что в итоге удивительным образом получилось единственное, зато главное — было не только местами смешно, но поучительным образом Бекмамбетов сумел воссоздать на новый лад атмосферу главного советского фильма про заливную рыбу («или курицу»), которая как раз считалась невоссоздаваемой.

То есть можно спорить, что вышло, а что нет, но вот римейк (а в данном случае ещё и, сюжетно, сиквел) в самом исконном голливудском понимании этого слова — вышел настоящий. Уж к добру или нет, не скажу, ибо у наших киноделов сейчас хватит ума массово приняться штамповать новоделы советской классики. Прививки неудачи рязановской «Карнавальной ночи 2» хватило ненадолго, по вене пошёл мощнейший антидот Первого канала, так что держитесь.

Но пока всё хорошо, и можно с честной совестью выдохнуть и закруглиться. До встречи в кино.

Источник

Сообщение отредактировал 7IM0N - 31.12.2007, 10:52
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
TonyHawk
сообщение 10.01.2008, 00:03
Сообщение #33
Маньяк


Group Icon

Сообщений: 2 179
Из: Бийск

Видели на форуме:
31.10.2014, 01:56



Репутация:   1  


Конечно не новинка, но всетаки хочется выложить. Сам только сейчас прочитал:

12

Цитата
Русское кино

К фильмам, метящим прямо в душу зрителя, необходимо относиться с известной долей осторожности. Душа − слишком интимное место, чтобы пускать туда кого попало. А то вдруг сильно обрадованный настежь открытой дверью режиссер проигнорирует половичок, не оставит уличную обувь у порога, забудет помыть руки и сходу начнет копаться в сокровенном? Вырисовывается совершенно неприглядная картина — мерзкая и совершенно не воодушевляющая.

Гораздо проще с хитрыми постановщиками, которые не вопят на каждом углу, куда они собрались наведаться с визитом вежливости. Хотя какая, нафиг, вежливость? Посмотрим правде в глаза, чаще всего к душе идут с чем-нибудь неприятным и горьким. Оно и понятно — у каждого своя скорлупа из цинизма, врожденного наплевательского отношения к ближнему и неверия. Отколупывать её Любовью и Добротой — все равно, что пытаться проткнуть танковую броню карандашом.

Последним таким хитрецом был Альфонсо Куарон с фильмом «Дитя человеческое», который не только захватывал в кинотеатре, но провожал до дома и надолго прописывался в голове.

Фильм «12» режиссера Никиты Михалкова не скрывает своих намерений, что, разумеется, благородно. Но благородство на этом не заканчивается, фильм всецело оправдывает свою функцию и, если угодно, миссию.

Очевидно, что картина не развлекательная (только посмотрите на афишу ужасного дизайна! сразу ясно — все будет очень серьезно), поэтому зрителям с легкой дисфункцией мозга, аллергией на метафоры и образы лучше пересидеть в этот раз дома. Остальным следует приготовиться к всестороннему обозрению, как выражаются телевизионные новостники, тяжелой и напряженной обстановки в стране. Естественно, глазами режиссера Никиты Михалкова − а как иначе? Так что если вы имеете нечто личное против этого персонажа, то, опять же, лучше воздержаться. Непременно начнете искать скрытый смысл, ну и дофантазируетесь до такого, что загубите все положительные впечатления, какие сможете накопить.
Цитата: "Когда речь идет о миллионах долларов, промежуток между решением убедить или решением убить, ничтожен".


Впрочем, следует отметить, что мозгового тарана не наблюдается. Похоже, что цель взять зрительское сознание штурмом Никита Сергеевич перед собой никогда и не ставил. В конце концов, «12» идут два часа сорок минут — достаточно, чтобы слегка потрясти ваше банановое дерево. Ну и конечно, когда имеешь дело с шедевральными вещами — время летит со скоростью пули, его вообще не замечаешь, поэтому не бойтесь хронометража.

Без лишних мудрствований давайте разберемся с посылом. Собственно, с первых кадров понятно, что картина будет образной, за каждой сценой будет следовать подтекст, каждый персонаж окажется срезом общества, а под титры вам прямо в руки положат Смысл. И что делать со всем означенным — ваше личное дело. По большому счету, Михалков не говорит ничего нового о положении вещей в России и людской натуре, но как же красиво и мастерски он это делает!

Драматургия «12» — высшее проявление искусства. Все уравновешено. Если персонажи-функции, то у каждого — индивидуальная история, добавляющая человечности. Сюжетная линия с легкостью уходит от главных персонажей, чтобы заглянуть в другие уголки сюжета. Накал страстей и не думает сбиваться — действие не то чтобы идет по нарастающей, но в нем присутствует огромное количество эмоциональных взрывов, связанных с каким-то персонажем или просто безукоризненно поставленной сценой. Мы привыкли, что крещендо может быть в одном количестве, но в «12» их — очень-очень много.

Главные герои — 12 актеров — не оставляют слов для описания их таланта. Все раскрылись по полной программе: остаться равнодушным, не проникнуться — просто выше человеческих сил. У лицедеев получилось невозможное — создать ощущение, что процесс вынесения приговора сняли целиком одним дублем. Какой монтаж-шмонтаж? Не верим! Совершенно не хочется говорить, что от некоторых означенных актеров мы больше никогда не увидим чего-нибудь отдаленно похожего, но, думается, так оно и есть. Все поголовно идеально вписались в образ, когда еще удастся повторить подобное? Вот разве что Никите Михалкову следовало отдать своего персонажа кому-нибудь другому, чтобы застраховаться от нападок тех странных личностей, которые имеют идиотскую привычку переносить свое отрицательное отношение к человеку на весь фильм.

Естественно, рассматривать «12» по частям нельзя ни в коем случае. Но даже если напрочь не соглашаться с идеями фильма, можно получать почти физическое удовольствие от режиссуры. Невероятное мастерство и любовь к ремеслу видны в каждом кадре, и по тому, как реагирует зал, ясно, что о реакции зрителей думали не полчаса, а немножко подольше. Точечные удары по центрам удовольствия идут один за другим, но дают время собраться с силами и улыбнуться пару раз перед тем, как выжать воздух из легких или заставить сдерживать слезы.

Для чего пишутся рецензии? По большому счету, для того, чтобы передать часть эмоций фильма — желательно, их большую часть. «12» вызывает такое насыщенное буйство чувств, что всего не передашь, нет необходимых слов. Воистину — кино, которое должен посмотреть каждый.

Юрий Лущинский www.kino-govno.com
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
7IM0N
сообщение 11.01.2008, 15:21
Сообщение #34
Keyboard Cowboy


Group Icon

Сообщений: 449

Видели на форуме:
20.10.2014, 19:35



Репутация:   0  


«Во имя короля»
In the Name of the King: A Dungeon Siege Tale


Во имя Уве Болла


Появление в природе такого любопытного феномена, как «Во имя короля», наводит на самые разные мысли. Причем далеко не все они — о желании обладать более крепким желудком и разумом, не столь подверженным вредному воздействию извне.

Думается, например, такое: что получится из фильма Уеболла, если наш всемирно известный любитель дискутировать с кинокритиками на боксёрском ринге пригласит на все ключевые в съемочном процессе роли настоящих профессионалов? В смысле — по-настоящему разбирающихся в кино парней, а не таких чудовищных профанов, как он сам? Если и экшеном, и файтинг-хореографией, и сценарием, и диалогами, и музыкой, и муштрованием актеров, и спецэффектами, и общим руководством будут заниматься люди уровня Сю-Тун Чина (см. бои в «Герое» и «Проклятии золотого цветка»), а самому Уеболлушке останется лишь сидеть в сторонке, грызть семечки, время от времени выкрикивать «Дас ист майн кино!» да не забывать подпитывать всю эту киномахину нацистским золотом?

Сердце жарко шепчет: «И всё равно получится говно!», но разум резонно возражает: «Да нет, почему же? Из такого эксперимента вполне может выйти толк. Вот только Уеболл к нему не будет иметь почти никакого отношения».

С экранизацией игры Dungeon Siege получилось не совсем так, но тенденции определенно просматриваются. Хорошего кино не народилось — народилось кино плохое, но, что характерно, не без некоторых светлых моментов. Залихватские файтинг-сцены — это раз. Приличная музыка — это два. Местами вполне себе симпатичная картинка — это три. Чтобы вытащить «Во имя короля» из пучины уеболльщины, этих плюсов не хватает, но хотя бы плеваться аки Верблюдок особо не хочется. Хотя нервный тик в районе рта всё же возникает, да и слюна в должном объеме (недостаточном, чтобы ею истечь, но вполне достаточном, чтобы харкнуть) выделяется. Так, на случай появления в зоне прямого попадания местного сценариста и автора диалогов.

Что особой логичностью фильмы Уве Болла не отличаются, мы давно уже уяснили. На этот раз, правда, обошлось без таких ляпов, над которыми заливисто хохочешь и через час, и через сутки, и через месяц после премьеры, однако заурядных идиотизмов тоже хватает. Чего стоит одно только поведение двух третей армии короля Конрейда, которые сначала решительно прутся вместе с ренегатом-племянничком за Кудыкины горы, смиренно принимая известие о необходимости стать союзниками звероподобных и тупорылых крагов, а затем, как будто ничего не случилось, снова перемётываются под флаги верховного правителя. Типа: «А мы чё? Мы ж не догадывались, что племянник — проклятый изменник. Мы думали, он хороший. Кто ж знал?».

Однако все эти благоглупости воспринимаются со снисходительной и скучающей улыбкой на лице, под аккомпанемент всеобъемлющей зевоты. Избежав смертельных объятий имбецилизма, «Во имя короля» угодил в грязные лапы чудовищной скуки: следить за перипетиями предсказуемого (даже для тех, кто игру-первооснову в глаза не видел) и вяло разворачивающегося сюжета нет никаких сил. Особенно, конечно, добивает Великая Интрига, связанная с неизвестным происхождением главного героя — кто он таков, становится понятно после первых двадцати минут, однако с экрана Великое Откровение будет произнесено лишь во второй половине фильма. Шьямаланы хреновы.
Цитата: - Вы, мужчины, ни на что не годны (Элора, лесная лесбиянка фея).


Опять же, сильно раздражают неприкрытые заимствования визуальной и повествовательной стилистики из «Властелина колец» — тут вам и краги, на плод греха орков с эвоками (даже думать не желаем, кто там кого, сколько раз и в каких позах; фу, фу, фу!), и обиталище этих неуклюже-комичных страхолюдин, местами сильно смахивающее на Айзенгард, и поединок Доброго Колдуна со Злым в высоченной башне последнего, и путешествие партии приключенцев по заснеженным горам, и многое другое. Поодиночке каждое из этих, с позволения сказать, совпадений вряд ли вызвало бы какие-то нарекания, но когда они, собаки, наваливаются на зрителя всем скопом, только и остается, что вопить от ужаса: «Подите прочь, Толкиен вас задери!».

А теперь быстренько представьте себе, как дико в таком характерном окружении смотрятся поставленные Сю-Тун Чином поединки на мечах. Шок примерно такой же, как если бы Фродо при встрече с назгулами достал меч и отоварил голубчиков по самое не балуйся, приговаривая: «Познакомьтесь со стилем разъярённого хоббита!» А потом в бой с воплем: «Моя прелесссть лучше твоей!» — вступил бы Голлум. Вот это мы понимаем — настоящее боевое фэнтези. Не чета лишенным всякого полета фантазии джексоновским поделкам.

Именно это и отличает герра Болла от приличных режиссеров — товарищ начисто лишен вкуса, чувства меры и… соответствия, что ли. Наняв хорошего файтинг-хореографа, начисто промахивается с боевыми стилями. Разжившись неплохой эпической музыкой, пальцем о палец не ударяет, чтобы она филигранно легла на драматургическую составляющую фильма. Каким-то непостижимым образом заманив на съемочную площадку хороших лицедеев, заставляет их произносить такие дебильные речи, что тут и лучшие ученики Станиславского были бы бессильны. Причем из всей этой актёрской братии только Мэтью Лиллард, похоже, понимает, во что ввязался — вот и валяет дурака от всей души. Остальные корчат серьезные рожи и даже не чураются трагизма, не понимая, что в этом театре абсурда шутовские ужимки и прыжки выглядят едва ли не уместнее нормальной актерской игры.

В заключение позвольте отвесить уже традиционный поклон в пояс отечественным локализаторам, делающим нашу жизнь ярче и веселее. Друзья, если фразочками типа «Для магов не бывает запоров» и чудовищной вычурностью текста вы пытались поднять настроение заскучавшему зрителю — вам это удалось на все сто процентов, так и знайте.

Ибо негоже отпрыскам благородных лордов и простым селянам кручиниться, коли пришли они в храм кино как следует поразвлечься. Воистину, немыслимо сие!
Михаил Судаков
23 декабря 2007

Источник
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 3.03.2008, 01:27
Сообщение #35
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Джуно /Juno/ (2007)
комедия / драма
Режиссер: Джейсон Райтман
В ролях: Эллен Пэйдж, Майкл Сера, Дженнифер Гарнер, Джейсон Бэйтман, Эллисон Дженни, …
Оскар за лучший сценарий.

Получивший "Оскара" за сценарий фильм "Джуно" про беременную школьницу заставляет задуматься над множеством вопросов. Не последний из них — американцы это Чужие, Хищники или просто хорошо надутые резиновые игрушки?
===
Не будет спойлером начать рассказ о картине следующим предложением (и так все уже знают сюжет): это фильм про то, как один замечательный американский ребенок забеременел, расстроился, потом взял себя в руки и нашел, кому отдать другого ребенка. Страна-производитель таких детей приняла фильм с восторгом. Когда на церемонии "Оскар" объявили имя Эллен Пэйдж, сыгравшей главную роль, зал захлопал горячее, чем Бланшетт или Джули Кристи.

Джуно стала настоящей, ненавязанной никем героиней. Она умилила всех — шестнадцатилетняя обаятельная пацанка с тем особым, черноватым чувством юмора расслабленного висельника, что свойственно развитым подросткам. Один-единственный раз она была "сексуально-активной", соблазнив своего симпатичного приятеля из неясных любовно-исследовательских побуждений. И вот — в ней образовался плод. Куда его девать? У него уже возможно есть ногти — выковыривать его было бы просто подло. Оставить себе — было бы просто глупо. Нужно отдать его приличной яппи-парочке, которая дала объявление об усыновлении в газету, где-то рядом с "куплю или продам попугая". Семья выглядят идеально, пока из ее шкафов не начинают вываливаться скелеты, а девочке нужно решить — достойны ли они взять ее спиногрыза.

Зритель может проследить за героиней в провинциальной клетчатой рубашке на протяжении всех ее девяти месяцев чего там... взросления? Она не хочет взрослеть раньше времени. Самопознания? Она знает про себя побольше, чем многие взрослые. Нет — все девять месяцев ее приключения. Немного страшного, чуть-чуть стыдного, очень нужного. Джуно просто решает свою проблему, со всем человеческим достоинством, что можно наскрести в таком юном существе. В непростом деле ей помогает любящие подруга, отец и мачеха. Не то, чтобы полные реднеки, но такие, с красноватыми шеями. Мать-то Джуно бросила мужа и дочку и смылась с любовником на Аляску, где благополучно родила парочку других детишек, Джуно ее не простила.
На взгляд традиционного европейца это фильм с самой сомнительной моралью, какую только можно себе представить. Хорошая, полноценная семья ни секунды не уговаривает будущую мать оставить ребенка. Отец пока не видит себя дедом, а мачеха вообще мечтает не о внуке, а о собаке, которую не может завести из-за аллергии падчерицы — это уже большая жертва. Они готовы уважать ее выбор — отдать, так отдать.
Жанр фильма — никак не трагедия, а комедийная мелодрама. Резоны каждого участника событий прозрачны и достойны уважения. Кажется, американцы этой картиной продемонстрировали всему миру достижение, близкое к полету на Луну — они просто согласились с тем фактом, что никто никому ничего не должен. Должен только себе, ну и писаному закону. Младенец имеет право жить, а не быть отправленным в мусорную корзину абортария, но вот его молодая мать имеет такое же полное право на свою молодость — биология здесь помалкивает. Патриархальная система ценностей даже не пищит при убийстве. Получается, здесь она мертва давно. Страна, которая последовательно ищет следы педофилии в каждой смене младенцу памперса и каждой конфете, купленной чужому ребенку, спокойно признала, что ответственность за детей — дело не сакральное, а добровольное. Кажется, после "Джуно" становится яснее, почему Америка так истерично выглядывает педофилов, ведь здесь каждый взрослый не отличает себя от ребенка. (Кстати, Эллен Пейдж сыграла пару лет назад зловещую девочку, которая до смерти карает педофила в фильме "Леденец". Учтем, что лично ей педофил не успел сделать ничего плохого).
Сценаристка "Джуно" Дьябло Коуди, девушка, которая в поисках самоидентичности успела поработать стриптизершей, что служит предметом всеобщего особого умиления, сегодня стала звездой. Еще недавно ее отыскали по ее блогу и предложили написать сценарий, а сегодня она получила "Оскар". Пока она — глас народа, и ей можно доверять. Не голливудская конъюктура говорит ее накрашенными красными устами, а Америка ушедшая от нас в поисках своего "я" куда как далеко.

Как все это в итоге выглядит? Свежо, прогрессивно, бесчеловечно и симпатично. Новый век на дворе, здесь — больше, чем в любых "Трансформерах".
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 30.04.2008, 09:31
Сообщение #36
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Хорошее сражение — то, которое не состоялось.
Сунь Цзы


«Запретное царство» ("Forbidden Kingdom"), 2008
Режиссёр: Роб Минкоф
Автор сценария: Джон Фуско
Оператор: Питер Пау
Композитор: Дэвид Баккли
Постановка боёв: Йен Ву-Пин
Продюсеры: Раффаелла де Лаурентиис, Йен Ву-Пин
В ролях: Майкл Ангарано, Джет Ли, Джеки Чан, Йифей Лью и другие.


Фильмы в тематике кунг-фу это, как хорошо известно, вообще не кино. Это цирк. Со всеми отсюда вытекающими. А что важно в цирке? Мастерство акробатов и жонглёров, диковинные номера, яркие костюмы, оркестр и ковёрные в антракте. А если всё это ещё и связано какой-никакой драматургией, то это уже — хороший цирк. Приблизительно такой, какой вышел у Роба Минкофа в его последнем фильме «Запретное царство».

Основная идея фильма, это, конечно же, не сюжет и даже не жанр, а звёздный дуэт двух мастеров — Джеки Чана и Джета Ли. А это, мало того, что легендарные личности в гонконгском кино, так ещё и единственные двое, кто может без дураков претендовать на звание актёров, а не каскадёров. Явление в этой когорте столь редкое, что было просто удивительно, что Джеки и Джет до сих пор ни разу не встретились на съёмочной площадке. Так что появление проекта подобного «Запретному царству» было только вопросом времени. И время настало.

Учитывая национальность обоих актёров — для совместного бенефиса был выбран единственно подходящий для этого жанр: эпическая китайская сказка. Или как ныне модно говорить — фэнтэзийный боевик, в сюжете которого переплелись все классические мотивы китайского эпоса.

Итак, повествование крутится вокруг боевого посоха Царя Обезьян. Всё произошло во времена Древнего Царства, когда, будучи подло обманут главным военачальником Нефритового Императора, Царь Обезьян был коварно превращён в камень. Но перед этим он успел отослать свой посох в наше с вами будущее.

Здесь, при весьма трагических обстоятельствах, этот посох попадает в руки подростка американского происхождения Джейсона (фильм всё же американский, так что без них никак), и уже вместе с посохом подросток оказывается в древнем Китае, где выясняется, что его миссия — доставить посох Царю Обезьян и таким образом вызволить его из каменного плена. Помогать ему берутся Пьяный Мастер Лу Ян и молчаливый монах. Первого играет Джеки Чан, второго Джет Ли. Кроме того, Джет исполняет ещё и роль Царя Обезьян.

Тут надо для себя уяснить, что это за фигура такая — Царь Обезьян в китайском народном театре. Как и почти все народные театры в мире, он театр репертуарный. То есть в нем есть строго определённый набор персонажей, тем и фабул.

Царь Обезьян — фигура не только эпическая, но и одна из самых значимых и любимейших китайскими зрителями. Ироничный, хитрый и в то же время благородный — Царь Обезьян это наиболее яркий персонаж китайского фольклора. Сыграть Царя Обезьян — всё равно что спеть партию Онегина в опере или сыграть Ленина в советском кино. Так что для Джета Ли, чьё детство напрямую связано с китайским театром, это наверное самая главная роль из всех сыгранных.

Помимо прочего, как и положено по жанру, фильм укомплектован драками в восточном стиле в таком изобилии, что сюжет гарантированно тонет в мельтешении рук и ног главных и не очень героев. Но всё это абсолютно неважно, вряд ли фанаты Джеки и Джета ожидают от сюжета каких-то откровений. Их там и нет. Главное, что нефритовый сюжет не мешает бенефису двух мастеров, и это, наверное, основная его функция.

Всем известно, в чём заключается актёрский талант Джеки Чана. Не побоюсь пафоса, это честность, с которой он выполняет все вои трюки. Никаких медленно летающих пуль, динамических стоп-кадров, рапидной съёмки, полётов на проволочках и прочих спецобманов силиконового разлива. Всё, что делает мастер Чан — делается его собственными руками и ногами, делается блестяще и вызывает безумное уважение. Разменяв шестой десяток, Джеки находится в изумительной физической форме — уже одно это стоит зрительского признания.

«Запретное царство» — не исключение. Как и остальные ленты Джеки Чана, фильм построен исключительно на трюках и боевой хореографии. Спецэффекты в фильме хотя и присутствуют, но носят исключительно декоративный, украшательский характер эпического извода. Ну, знаете, потоки волшебства, сверкающие «файерболлы» и прочая магическая мишура.

Остальное же время шелка и сверкающие доспехи служат фоном исключительно для спарринга или массового избиения нефритовой армии. Все эти сцены, на удивление, не затянуты, разнообразны и не дают уснут даже тому, кто сладко сопел уже где-то на 15 минуте «Тигра-дракона». Ну и, конечно, самая шикарная из сцен, это полный иронии заглавный поединок героев Джеки и Джета — пьяного мастера Лу Яна и молчаливого монаха. Филигранная хореография Йен Ву-Пина, знакомого нам ещё по «Матрице», стремительная смена ракурсов Питера Пау, помимо классических «Тигра-дракона» и менее известной «Клятвы» недавно порадовавшего нас в абсолютно западном шутере «Пристрели их», энергичная звукорежиссура и ирония автора «Короля Льва» и «Стюарта Литтла» Роба Минкофа — в этой сцене хорошо всё, и это — квинтэссенция остального фильма.

В результате «Запретное царство» вышло ярче и, главное увлекательнее «Крадущегося тигра», без сюжетных нелепостей «Дома летающих кинжалов» и обладает совершенно нормальным, человеческим юмором. Единственное чего в фильме нет, так это пафоса, характерного для китайских фильмов в этом жанре, и чрезмерной лирики. Ну, за исключением разве что самого финала, который не тянет даже на каплю дёгтя.

Так что, если вы способны выдержать полтора часа сплошного, почти не прекращающегося кунг-фу — до встречи в кино. Скоро ждём «Кунг-фу панду» студии «Дримворкс».
Источник

«Господа офицеры: Спасти императора», 2008
Режиссёр: Олег Фомин
Оператор: Василий Сикачинский
Продюсер: Юрий Обухов
В ролях: Олег Фомин, Александр Бухаров, Анна Азарова, Анатолий Белый, Сергей Баталов, Станислав Дужников, Марат Башаров, Евгений Стычкин, Михаил Горевой и другие.


В наше время стало модно снимать сложнопостановочный ширпотреб с историческим замахом. Госкино хочет сеять разумное, доброе, вечное, но в духе тупоумного времени и чтобы зритель пошел. Вот и Олег Фомин произвёл кино с пафосным названием и афишей, напоминающей о «Неуловимых мстителях».

Государство явно стало давать деньги на кино патриотическое, историческое и чтоб с замахом. К сожалению, наши второсортные режиссёры благодаря этому переползают с телеэкрана на киноэкран, получая гигантские деньги. Ведь Фомину было недостаточно посидеть в режиссёрском кресле, ему надо было ещё и засветиться в главной роли командира и пылкого любовника, который чуть ли не единственный выживает в этой вымышленной мясорубке. Воистину, на фоне подобных олухов начинаешь подозревать, что Никита Михалков — скромнейший и умнейший человек в отечественном кинопроизводстве.

На этот раз речь пойдёт о революции и попытке спасти императорскую семью, уже увезённую большевиками в Екатеринбург. Только революция и исторические реалии нужны этому фильму, как собаке пятая нога или как лягушке зонтик — то есть совсем никак не нужны, они ему мешают.

Есть стойкое ощущение, что сценарий был написан из соображений «побольше драк, поцелуев и подвигов», а так как своими мыслями автор не был наделён, то пришлось искать по другим фильмам. Вот и получается какая-то адская смесь из патриотического советского кино (когда герои произносят пламенные монологи о государе-императоре) и паршивой стрелялки (когда начинаются трюки и драки).

Сюжетные повороты предсказуемы, потому что их собственно нет: запущена некая система с противоборствующими офицерами и большевиками, а уж дальше они просто убивают друг друга и всё. Единственное, что удивляет и даже может сойти за авторский почерк в этом фильме — одновременно пафосная и какая-то безжалостная смерть героев.

Сначала офицеры гибнут один за другим (причём, когда варианты героических смертей заканчиваются — начинаются повторы), потом к ним присоединяется разбойник-мздоимец, потом цыгане, а группка оставшихся в живых, как правило, равнодушно смотрит со стороны. Так как персонажей довольно много, на последних десяти минутах фильма частота смерти примерно равна — один герой в минуту. Интересно, это ли обилие трупов имеют в виду рекламщики, которые зазывают публику на «настоящее мужское кино»?

Как и всё заказное, сделанное мелкотравчатыми режиссёрами, фильм «Господа офицеры» шит белыми нитками: актёрские работы плохоньки, батальные сцены хоть и громоздки, но всё равно убоги, исторические реалии лучше даже не припоминать, чтобы не расстраиваться, и так далее, и так далее. Это даже не кино, а какая-то иллюстрация к сложившейся политической обстановке в стране. Раньше красные были хорошие, а белые плохие. Теперь ситуация изменилась, только в той части фильмов, сделанных в советское время, что дожила до наших дней и стала классикой, такой примитивности быть не могло, и отрицательные белые офицеры в «Чапаеве» как-то человечнее положительных белых в фильме Фомина.

Весь фильм тебе вроде бы собираются продемонстрировать какое-то благородство, честь и породу, но этого так и не случается. Посредственные герои, посредственное кино, посредственные костюмы, трюки и любовная линия. Ожидания обмануты самым неудачным образом.

Из всего этого исторического крючкотворства во славу Российской Державы приятнее всего был и остаётся «Слуга Государев», надеюсь, его автор уже работает над новым проектом. Что касается остальных поделок — участие в подобных проектах актёров Бухарова и Башарова уже становится знаковым. Скоро количество «исторических блокбастеров» будет исчисляться десятками в год и можно будет поговорить об особом стиле нашего костюмированного наспех сделанного, плохо продуманного и сыгранного кино.

Вот и «Александр. Невская битва» уже на подходе. Лёд тронулся. Тенденции обозначились. Любите кино.
Источник
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 2.07.2008, 21:10
Сообщение #37
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Особо опасен!
режиссер Тимур Бекмамбетов
в ролях Джеймс МакЭвой, Анжелина Жоли, Морган Фримен, Теренс Стэмп
жанр экшн
страна США
сюжет
Показать скрытый текст Показать скрытый текст
25-летний Уэс когда-то был самым недовольным жизнью дармоедом на земле. Его босс постоянно журил его, его девушка не обращала на него внимания, и его жизнь постепенно превращалась в растительную. Все были уверены, что этот лузер никогда ничего не добьется. Уэсу грозила одна-единственная перспектива — влачить жалкое существование и умереть в свой срок в полном одиночестве.
Но все это продолжалось до тех пор, пока он не познакомился с женщиной по имени Фокс. После убийства его отца сексуальная и обворожительная Фокс приглашает Уэса вступить в Братство. Это тайное общество, члены которого могут научить его отомстить за смерть отца, разбудив спящие в нем запасы силы. Фокс учит его развивать молниеносные рефлексы и феноменальную скорость. Вскоре Уэс обнаруживает, что тайное общество живет по нерушимому древнему кодексу: выполняй смертные приговоры судьбы.
Блестящие наставники — включая загадочного лидера братства, Слоана — помогают Уэсу овладеть всеми навыками, о которых он мечтал всю жизнь. Однако вскоре он начинает понимать, что его опасные союзники не так просты, как кажется. Балансируя между своим новообретенным героизмом и жаждой мести, Уэс учится тому, чему научить никто не может: только он один может контролировать свою судьбу.

рецензия:
Показать скрытый текст Показать скрытый текст
Если бы четыре года назад кто-нибудь осмелился произнести вслух соображение, что однажды отечественный режиссер станет самым горячим именем Голливуда, а ведущие студии примутся расчищать под его дебют главный уик-энд летнего сезона, оратор был бы поднят на смех — такого не бывает. Но воспрянувшая отечественная кинематография все-таки сумела сделать невозможное и делегировать своего представителя в сердцевину мирового мейнстрима.

Поддавшись приступу кипучего патриотизма, все дальнейшие рассуждения об «Особо опасном!» можно вести в ключе долгожданного прорыва и российского мастер-класса загнивающему Западу — можно было бы, но зачем? Ведь беспрецедентность ситуации и без того очевидна, а кино (если мы говорим о крупнобюджетном Голливуде) искусство интернациональное. Наоборот, прекрасно, что понимающий этот нюанс Бекмамбетов не стал выпячивать на экране пресловутую русскость, а произвел блокбастер в его классическом понимании: стопроцентный экшн-аттракцион, одинаково воспринимающийся в любой части света.
Возникает резонный вопрос: чего ради в таком случае рисковала вложениями студия, нанимая на ювелирную работу гастарбайтера, и в чем ценность «Особо опасного!» как кинематографической единицы? Ответ очевиден и формулируется всего двумя словами — visionary director. Достаточно посмотреть пять минут любой из Тимуровских постановок начиная с «Ночного дозора», чтобы убедиться в наличие у него уникального режиссерского почерка: того самого чувства ритма, стиля и визуализации, которое отличает, скажем, ленты Гильермо дель Торо от работ Питера Берга. И «Особо опасен!» всего лишь оказался тем фундаментом безграничных возможностей, которых по ряду технических причин Бекмамбетову не доставало на родине.
Имея под рукой все голливудские мощности разом, картина сходу развивает космическую скорость и не сбавляет ее до самого финала. Фильм целиком и полностью подчинен безукоризненному и изобретательному экшну, размениваясь на разговоры лишь тогда, когда получившее львиную долю адреналина сердце уже готово выпрыгнуть из груди, и требует передышки. Само собой, подкованный оливье-блокбастерами киноман без труда перечислит заимствования из «дозорного» диптиха, включая олицетворение российского бокс-офиса Хабенского (не иначе, как взятого на борт в качестве оберега) но почему бы не записать эти реверансы в фирменные приемы — тем более, что ни у нас, ни у них подобные трюки все равно никто не воплощал.

Пытаться выделить лучшую секвенцию бесполезно: в отличие от собратьев по цеху, умещающих весь запал драйва в двухминутный трейлер, промелькнувшее в ролике «Опасного» автомобильное безумие — только прелюдия к основным событиям, гарантированно воздействующим на челюстные мышцы. Рот и правда не будет закрываться весь фильм: сначала от удивления, а потом от рвущегося наружу «йиии-ха!» как реакции на очередной головокружительный трюк, будь то разминка на крыше несущегося состава, прыжки по небоскребам или застывшая в поэтичном рапиде бойня на ткацкой фабрике. Но едва ли не главный спецэффект — метаморфоза Джеймса МакЭвоя из привычного субтильного хлюпика в несокрушимого бойца, закусывающего джонами маклейнами на завтрак: та же драматургическая схема двадцать лет назад вывела в звезды боевиков Брюса Уиллиса, до «Крепкого орешка» воспринимавшегося аудиторией исключительно лузером из «Детективного агентства “Лунный свет”».
прочем, немножко русскости Бекмамбетов себе все же позволил, объединив усилия с Сергеем Лукьяненко, осуществившим литературный перевод, и пригласив к озвучанию практически весь актерско-дозорный состав. Нельзя сказать, что в этом звучании лента получилась революционной — нет, скорее нас просто избавили от бездушной потоковой локализации, неестественными интонациями и корявым построением фраз угробившей не одну картину, и приблизили звукоряд фильма к некогда сильной школе советского дубляжа.

На выходе мы получили уникальный результат — блокбастер ручной сборки. И если вы считаете, что это недостаточный повод отправиться в кино, то нам вас искренне жаль: скорее всего Станок Судьбы уже выткал ваше имя.

Незнакомцы
Прикрепленное изображениеМолодая пара после вечеринки пытается выяснить, как далеко зашли их отношения. Романтическим местом для уединения послужит уютный загородный дом, гнетущую тишину которого нарушит внезапный стук в дверь.
Рецензия:
Показать скрытый текст Показать скрытый текст
Дебютант Брайан Бертрино, вырисовывая первый акт этого намеренно старомодного хоррора, был крайне близок к созданию жанрового шедевра. Уже на первых кадрах, неотразимой красоты актриса Лив Тайлер обнажает свою гладкую спину, и нервно затягивается последней сигаретой. В блеклом свечении канделябра ее экранный партнер Скотт Спидман потирает обручальное кольцо, от которого героиня поспешно отказывается ввиду своей неготовности принять предложение руки и сердца. На лицах отрешенность, усталость и безразличие.

Опытный и талантливый оператор Питер Сова детально и элегантно знакомит зрителя со скромным убранством загородного дома: ванна с лепестками роз, пепельница с непотушенным окурком, раритетный граммофон, тяжелая дубовая дверь, гарантирующая безопасность, кухонный стол с одиноко стоящей бутылкой недопитого виски. А потом раздался стук, и светловолосая незнакомка спросила «Дома ли Тамара?»…

Изначально, неприятные, но весьма эффектные «Незнакомцы» открываются традиционным примечанием, которое гласит, что картина основана на реальных событиях. Когда молодые люди становятся не только заложниками своих чувств, но и неожиданной жестокости со стороны пришедших незнакомцев в масках, начинаешь отчетливо понимать, о каких таких реальных мотивах пытается напомнить режиссер ленты.

В конце 60-х Чарльз Мэнсон и его подруга Мэри Браннер начали кровавое шествие по Калифорнии, и все больше людей становились членами так называемой «Семьи». Об их многочисленных жертвах, в числе которых была и Шерон Тейт — беременная жена знаменитого кинорежиссера Романа Полански, да и о кровавой надписи Death to Pigs, наверное, напоминать не стоит.
«Незнакомцы» не пытаются досконально воспроизводить жуткие события, произошедшие почти сорок лет назад. Миссия съемочной команды заключалась в воссоздании не документальных деталей, а вневременной атмосферы опасности, внезапно возникшей из тишины и спокойствия. Сюжет дерзко и доходчиво напоминает, что с людьми зачастую случаются ужасные вещи. И в этом нет никакой причины и следствия, просто они должны случиться. Будучи достаточно интимным и каким-то на удивление камерным фильмом, весь ужас, происходящий в добрую треть экранного времени, чувствуешь почти что физически.

Когда визитеры сменяют странную психо-фолковую грампластинку на ни менее дикий кантри, и, ловко орудуя разнообразным холодным оружием, принимаются гонять по всему дому героиню Лив Тайлер — страшно становится до той степени, когда пальцы намертво впиваются в подлокотники кресел, а сердце неловко прячется в области пяток. Первый час «Незнакомцев» с его буйствующим металлическим скрежетом, нервными громкими стуками и рушащейся в щепки мебелью можно сравнить с пребыванием в гробу, где каждый вбиваемый в крышку гвоздь холодно отзывается в конечностях и позвоночнике.

Впрочем, как оказалось, ежесекундное щекотание нервов — единственное достоинство этого весьма полемичного фильма. Разумеется, глупо требовать от слепленного по классическим канонам хоррора внятной мотивации, социального комментария и сюжетных изысков, место которым было в аналогичных по тематике «Забавных играх» австрийского мизантропа Михаэля Ханеке.

Творение Бертрино изысканно и лаконично выплескивает в зрительский зал абсолют нечеловеческого безумия и горячительную смесь паранойи, фобий и паники. Однако, умело, выражая собственные мысли, авторы ленты не будят должного зрительского интереса к происходящим на экране изуверствам.

Само собой, немало таланта требуется для того, чтобы внешними страхами и гнетущим саспенсом реально вжать зрителя в кресло. Еще большего таланта требуется, для того чтобы аудитория осознала, с какой конкретной целью она терпит это садистско-психопатическое испытание. К сожалению, у режиссера такого таланта не оказалось: «Незнакомцам» банально не хватило прописанных характеров — живых героев, по отношению к которым должно возникнуть сострадание. Собственно, все-таки сопричастность — главное достоинство для подобных фильмов ужасов, и это отчетливо понимал как Карпентер в «Хэллоуине», так и Нимрод Антал в прошлогодней «Вакансии на жертву».

Лив Тайлер, будучи всегда в буквальном смысле ускользающей красотой любого фильма, в «Незнакомцах» является запыленным артефактом, который как будто нашли на антресоли готического шкафа. Девушка утомительно кричит, играет скверно и постыдно насколько это вообще возможно. Жертва с глазами уставшей фотомодели априори вызвать ничегошеньки не может. В итоге, когда на вопрос «Зачем вы это делаете?», незнакомцы дадут лаконичный ответ: «Потому, что вы дома» — испытываешь непонятное удовольствие, катализирующее совсем порочное желание, заключающееся в том, что очень хочется, чтобы ее возможное убийство в фильме совершилось с наивысшей изощренностью.

Ты, живущий!
Прикрепленное изображениеФильм о человеке, о его величии и его нищете, его радости и печали, его уверенности в себе и страхе. О человеке, над которым нам хочется смеяться и одновременно плакать. Это просто трагическая комедия или комическая трагедия о нас.
Рецензия:
Показать скрытый текст Показать скрытый текст
«Что нужно человеку? Кусок хлеба на столе, и чтобы все было хорошо». Это фраза из предыдущего фильма Роя Андерссона «Песни со второго этажа» многое говорит о взглядах режиссера. В 60-х, обучаясь в Шведском Институте Кинематографии, он прошел муштру Ингмара Бергмана, а в 2000 году в Каннах его «Песни» боролись с «Танцующей в темноте» и отвоевали Специальный приз жюри (Триеру достался Гран-при). Его провокационные рекламные ролики удостаивались высоких наград и народной любви. Невеста лупит жениха сковородкой по башке — гарантия прочности. Хозяйка посыпает голову пеплом из камина — покупайте микроволновку. Рой Андерссон признается: «Я — за неудачников!». Его странные жалкие герои прижились не только на шведской почве, но и в мире. Возможно потому, что судьба этих неудачников режиссеру глубоко небезразлична.

В своем взгляде на человека Андерссон занимает позицию между состраданием и сарказмом. Его герои существуют, по их собственному меткому выражению, в «проклятой пасмурной дыре». Убогую реальность наводняют сны, то сладкие, то страшные. Сценки из блеклой жизни вызывают то дрожь, то хохот. При этом задние зрительские ряды на «Живущем» беспробудно целуются. Похоже, так и было задумано.

В 70-х Андерссон начал снимать в стиле неореализма, однако после «рекламной паузы», взятой после провала фильма «Гилиап», в 2000-м вернулся в кино с принципиально новыми методами. Две его последние работы состоят из серии «живых картин» — лаконичных сценок, так или иначе описывающих скудность человеческой доли. Каждый эпизод снимается из одной точки непрерывным общим планом. И словно отбивая ритм, действие то и дело возвращается в бар, где бармен возвещает: «Последний заказ! Завтра будет новый день». Судя по всему, такой же безнадежный.

«Ты, живущий» обращен к человеку, погрязшему в мелких неурядицах и жестокостях, которые превратили жизнь в окончательный абсурд. «Жизнь — это путешествие», — рассуждали герои «Песен со второго этажа», сидя в неподвижной машине. В «Живущем» экзистенция представлена под другим ракурсом, но в том же ключе. «Мне снился сон», — обращается к зрителям из окна автомобиля герой, застрявший в дорожной пробке. За время, которое понадобится на рассказ сна, машина успеет доползти до края экрана. Из-за которого раньше появилась и проползла в противоположном направлении запутавшаяся в поводке такса, влекомая инвалидом, или судьбой. Так и тащатся персонажи андерссоновских фильмов, мотаясь из стороны в сторону и грезя наяву. Определенно, жизнь — это путешествие.

Способом иронично взглянуть на мрачную сторону существования для Андерссона становятся детали. Он может просто показывать трубача в процессе репетиции, и зрители через несколько секунд начинают хихикать. Потому что в кадре хлопнула дверь, вздрогнула стена, со стены упала картинка, угодила в аквариум, к ней устремились любопытные рыбки. А так-то ничего не происходит: сидит человек с каменной рожей и играет на трубе. Но неслучайно именно на трубе (хотя в других эпизодах встречаем и весь оркестр), потому что миру — наконец! — приходит конец.

В старческом сне над городом зависли бомбардировщики — с этого начинается «Ты, живущий». Тем временем наяву разражается гроза. Не заметишь, как проснешься, а бомбардировщики тут как тут — преодолели зыбкую границу сновидения. Сны у Андерссона работают как прожектора: выхватывают из яви самое яркое, самое важное. Одного из героев фильма во сне отправляют на электрический стул за хулиганство: на скучном семейном торжестве, желая разрядить обстановку, дернул за скатерть и разбил фамильный сервиз. Под скатертью обнаружились свастики. Зато девочке-готке снится волшебная свадьба — толпа добрых незнакомцев поздравляет молодоженов и провожает их в счастливый путь. А в баре тем временем звучит знакомый возглас: «Завтра будет новый день!» Но будет ли? Под сенью парящих бомбардировщиков рвется ткань сна. В тени смерти по-новому звучит обращение: ты, живущий.

Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 31.08.2008, 23:17
Сообщение #38
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


Новая земля
Жанр – фантастика, боевик, антиутопия
Страна – Россия
Год выпуска – 2008
Сценарий – Ариф Алиев
Режиссер – Александр Мельник
В ролях – Константин Лавроненко, Марат Башаров, Ингеборга Дапкунайте, Сергей Жигунов, Павел Сборщиков, Том “Тайни” Листер мл.
Показать скрытый текст Показать скрытый текст
Современное кино становится все более сентиментальным. Крутой парень в нынешнем кино должен не только перебить всех врагов, но и постоянно страдать от душевных мук, взять хотя бы Хэнкока. Российский кинематограф также не остается в стороне от мировых тенденций. Отечественные продюсеры выделили 12 000 000 $ на съемки фантастического боевика с элементами душевных мук Новая земля.

Сюжет фильма Новая земля следующий. Наступил 2013 год. Во всем мире отменена смертная казнь, но количество преступников, отбывающих пожизненное заключение, увеличилось на столько, что их негде содержать. Да и средства на содержание тюрем расходуются огромные. Правительства западных стран принимают решение свезти заключенных на необитаемый остров и выдать им минимум одежды и еды. Так как у России огромная территория, то выбирается один из островов за полярным кругом. Остров находится далеко от материка, охранять его нет необходимости, и заключенным предоставляется полная свобода действий. Среди заключенных начинается борьба за выживание в тяжелых условиях. Среди заключенных, конечно же, есть и невинно осужденный. Жилин (Константин Лавроненко) надеется выбраться из этого ада. Но Обезьян (Павел Сборщиков) старается установить новый порядок и создать все условия для гибели людей…

После успеха программы Последний герой кинематографисты решили снять похожее кино. Но действия, которые разворачиваются на крайнем севере, менее увлекательны, чем те, которые разворачиваются в тропиках. Идея собрать группу людей в замкнутом пространстве, из которых в живых останется только один, не нова, достаточно вспомнить фильмы Королевская битва и Крутые стволы с Кристофером Ламбертом (это один из моих любимых фильмов). Если рассматривать фильм Новая земля с точки зрения воли к жизни одного из заключенных, то снять фильм более сильный, чем Побег из Шоушенка тоже вряд ли удастся. Чем же может заинтересовать этот фильм? Видимо, только душевными терзаниями и борьбой характеров хорошего и плохого героя, так как боевичок получился не слишком зрелищный.

Сценарий к фильму Новая земля написал Ариф Алиев (Мама, Займемся любовью, Монгол), режиссером фильма стал Александр Мельник. Это его первая работа в большом кино. Главные роли в фильме исполнили Константин Лавроненко (Ликвидация) и Павел Сборщиков (Волкодав, Гибель империи). Конечно же, в фильме про тюрьму должен быть плохой черный парень. Его роль исполнил Том “Тайни” Листер мл. В фильме так же участвую российские звезды кино. Марат Башаров (72 метра, Турецкий гамбит, Олигарх) несколько странно смотрится в роли Толи-слесаря. Также приглашены две стареющие звезды – гардемарин всея Руси и суперпродюссер, терпящий издевательства прекрасной няни Сергей Жигунов и секс-дива времен перестройки - Ингеборга Дапкунайте. Сыграли они, как и полагается стареющим звездам, очень средненько.

рецензия:

Показать скрытый текст Показать скрытый текст
Режиссер: Александр Мельник
В ролях: Константин Лавроненко (Жилин), Ингеборга Дапкунайте (Марта), Марат Башаров (Толя-слесарь), Сергей Жигунов (Полковник), Андрей Феськов (Сипа), …
Как часто вам приходится видеть среди действующих работников искусств, а конкретно — кинематографа — грубо говоря, людей с усами? Не с какими-то вызывающими всякие сторонние мысли усиками и усишками, а с нормальными, мужскими, однозначными усами? А, правильно — главного нашего усача вы вспомните сразу, бодрые великодержавные усы Никиты Сергеевича немедленно встанут перед вашим мысленным взором. Еще? Ну-ну, вспоминаем, а небрежная, рассеянная растительность Алексея Октябриновича Балабанова? Есть. Хорошо — а еще признаки мужественности нашего кино? Зачтем и жизнерадостную лысину Федора Федоровича Бондарчука. Примерный актуальный треугольник нашего мужского кино сложился. Крепкий государственник с одной стороны, классический злой гуманист с другой, и гламурная мускулинность с третьей. Режиссер Мельник вышел поперек любого пробитого и приемлемого русла с фильмом тяжелого и спорного сильного начала. Мужского — как ни крути, идеологического, физиологического и куда-то вверх смотрящего. Эй вы там, сверху, видите нас?
"Новая земля" — антиутопия о недалеком будущем, без внешних оценок, без эмоциональных игрищ, отжатая авторами досуха. На огромный корабль, прямолинейно раскрашенный триколором, грузят заключенных с целью эксперимента — вывезти особо опасных преступников в пустынный северный край и оставить их там без охраны, но с жильем и продуктами. Англоговорящие инспекторы будут наблюдать за ними хитрым образом откуда-то сверху. Очень много рассерженных мужчин вовсе не собираются строить Город Солнца — кровавая баня начинается еще на корабле и продолжается, как только людей сгружают на берег и оставляют одних. Группировку чеченцев мочат сторонники могучего Обезьяна.
После этого необщительный, но прозорливый главный герой (Лавроненко) молча собирает вещички и отселяется куда подальше, предпочитая в случае чего умереть по-человечески. По намекам и полунамекам понятно, что он сидит он за убийство авиадиспетчера, по вине которого погибла его семья. Несет он свой крест и грех осознанно и с понятной тяжестью, а в компанию к нему прибивается персонаж другого разлива, не менее классический, но более живописный — малохольный маньяк Сипа (Андрей Феськов), убивавший из почти детского любопытства. Этот черты не переступал — просто всегда был по ту сторону.

За нещедрыми разговорами осень кончилась и приходится идти в поселение, в общество, наворовать дров, чтобы не отправиться получать по заслугам раньше времени. А там — Обезьян отстроил свою колонию, поганей которой не придумает никакое государство. Лемминги пожрали все продукты, и в ход идет единственно доступное мясо — человеческое. Как говорится, главному герою придется принять вызов. Хотите — углядите здесь современный каннибальский памфлет, хотите — вневременную притчу с современными проблесковыми маячками.

Снято — то ли в советской традиции, то ли в голливудской, но в любом случае масштабно, добротно, связно и жестко. Актерские работы — есть просто великолепные, провальных вовсе нет. Ледяной Север в отличной операторской работе вполне суров и драматичен. Сгущаемая чернота в поднятии вопроса о человеческой природе — забытого перестроечного накала. Идеологический посыл — знаете, не такой уж и однозначный. Все вместе — вполне неожиданный повод поспорить о судьбах России, о вмешательстве англоязычных инспекций, о государстве, как об огромной зоне или, наоборот — тут каждому желающему виднее будет.
Но уж никак не отличный повод приятно скоротать вечерок. Прыгать по берегу, вздымать руки небу или махать ему кулаком, короче, пытаться вступить с верхом в диалог — дело, которое может вызвать у сторонних или оторопь или скуку. Стилистически верно решить этот процесс тоже довольно сложно. Но ведь находятся еще желающие...
Источник


Прах времен /Dung che sai duk/ (1994)

Режиссер: Вонг Кар-Вай
В ролях: Бриджит Лин, Лесли Чун (Уянг Фенг), Мэгги Чун (женщина), Тони Люн Чиу Вай (слепой воин), Джеки Чун..
рецензия:
Показать скрытый текст Показать скрытый текст
Спустя пятнадцать лет в повторный прокат выходит фильм Кар-вая "Прах времен" — китайское фэнтези с разбитыми сердцами, грустным ослом и корзиночкой яиц.
Посреди живописной пустыни стоит уютный домик, где путники могут не только выпить чаю, но и — в буквальном и переносном смысле — протянуть ноги. Хозяин домика (Лесли Чун) — человек с хитрым и одновременно задумчивым лицом — готов вникать в любые подробности чужой нелегкой жизни. И, по желанию клиента, найти подходящего киллера, чтобы решить проблемы.
В домик попеременно заглядывают то красивая женщина Инь, которая хочет убить своего брата Янь, то красивый мужчина Янь, который хочет убить Инь. То бедная барышня из деревни, которой нужно отомстить за брата, но нечем заплатить, кроме как грустным осликом и корзиночкой яиц. То сами киллеры, у одного из которых амнезия, другой почти ослеп, третий босоног и мучает жену. Выясняется, что Инь и Янь — одно и то же лицо, решившее покончить жизнь самоубийством на любовной почве, а у всех прочих непростых мужчин и женщин тоже разбито сердце — в том числе у хозяина домика, чья карьера фехтовальщика бесславно скуксилась, когда свет его очей (Мэгги Чун) выскочила замуж за другого.

Выходит, кажется, неплохой зачин для романтической истории в китайском стиле, но с одной существенной поправкой — режиссировал "Прах времен" начинающий гонконгский гений Вонг Кар-Вай, на чьих фильмах, как известно, нужно вручать осла и корзиночку яиц всем тем, кто сумеет разрубить узел авторского замысла.
"Прах" ближе как раз к этим упражнениям для ума, чем даже к своему источнику — роману-фэнтези Луи Ча, легшему в основу фильма. Деление героев на злых и добрых, например, здесь полностью отсутствует. Размыта и цена вопроса, из-за которой стоит демонстрировать хорошее кунг-фу, рубить кого-нибудь мечом и быстро летать на проволоке. Парадоксы несбыточной любви, которые так занимали режиссера уже в 94-м году — совсем не та ситуация, когда нужно звать на помощь легендарного хореографа Саммо Хуна, ставившего для "Праха" боевые сцены. Без них спокойно можно было обойтись вообще, перенеся действие из пустыни Гоби в неоновые джунгли Гонконга без всякого вреда для замысла (что, собственно, Кар-вай Вонг и сделал, сняв в том же году "Чунгкингский экспресс", чтобы, по его же словам "прочистить себе мозги": работа над монтажом "Праха" продвигалась нелегко).
И все же, при всех издержках, "Прах времен" остается фильмом удивительным. Удивительна здесь даже не столько работа оператора Кристофера Дойла, чья романтичная камера все время спасает фильм, вынимая его из бездны философских смыслов, сколько режиссерское визионерство, предвосхитившее на много лет вперед развитие жанра. Кунг-фу здесь начисто провалено, но Кар-вай все равно остался на переднем крае модернизации жанра, которая активно шла в гонконгском кино всю первую половину 90-х, порождая, кстати, еще более эксцентричные фильмы, как какое-нибудь "Героическое трио" Джони То. Правда, в конечном итоге жанру все равно пришлось поглупеть и стать немножко голливудским, а "Прах времен" скормить маленькими кусочками "Тигру и Дракону" Энга Ли.
И последнее. Фильм вернулся на экраны спустя пятнадцать лет с оцифрованной картинкой, цветными титрами и полностью переписанным саундтреком с вездесущим Йо-Йо Ма (что, кажется, не пошло ему на пользу: тревожные синтезаторы Фрэнки Чана звучали убедительней). Это показательное возвращение: домик в пустыне, его хозяина с разбитым сердцем и вино забвения можно запросто конвертировать в Джуда Лоу, нью-йоркское кафе и черничное пирожное. Разница, однако же, существенная: "Черничные ночи" демонстрируют лишь пепел, оставшийся от былого творческого метода. А "Прах времен" горит ясным сильным огнем.
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Алекс Галицин
сообщение 4.12.2008, 18:53
Сообщение #39
Искатель


Group Icon

Админ Forever
Награды: 1
Сообщений: 10 132
Из: Барнаул

Видели на форуме:
24.11.2014, 15:03



Репутация:   16  


«Все умрут, а я останусь», 2008

Режиссёр: Валерия Гай Германика
Сценарий: Юрий Клавдиев, Александр Родионов
Оператор: Алишер Хамидходжаев
Продюсеры: Дарья Хлёсткина, Игорь Толстунов
В ролях: Полина Филоненко, Агния Кузнецова, Донатас Грудович,
Ольга Лапшина, Инга Стрелкова-Оболдина, Гарольд Стрелков,
Ольга Шувалова и другие.
Показать скрытый текст Показать скрытый текст

Жизнь никогда не бывает легкой, особенно когда тебе четырнадцать лет. Но некоторым
подросткам приходится иметь дело не только со своими внутренними переживаниями и
комплексами и юношеским максимализмом, но и с жестокой окружающей действительностью.
Три девятиклассницы — Катя, Вика и Жанна — самые обыкновенные девчонки из спального района
Москвы. В понедельник они узнают, что в субботу в школе будет дискотека, первая в новом
учебном году. Всю неделю они проживают, готовясь к этому главному в их жизни событию.
Но Катя нагрубила учительнице — и дискотеку могут отменить... Всю неделю девочки пытаются
найти общий язык со своими родителями, учителями, одноклассниками и в конечном счете друг
с другом. Катя остается дома, а Вика и Жанна решают пойти, ведь они так долго мечтали об
этом дне. Неожиданно для всех на дискотеке появляется и Катя. И этот вечер, которого они
так ждали, принесет много неожиданностей, и каждую из героинь ждет еще один удар судьбы —
тот самый, после которого заканчивается детство и начинается взрослая жизнь.
***

награды:
  • 2008г. - Приз "Молодой взгляд" на 61 Каннском фестивале.
  • 2008г. - Специальный приз конкурса "Золотая камера" на 61 Каннском фестивале.
  • 2008г. - Приз CineVision Мюнхенского кинофестиваля.
  • 2008г. - Премия за лучшую женскую роль Европейского кинофестиваля в Брюсселе (Полина Филоненко, Агния Кузнецова, Ольга Шувалова).
  • 2008г. - Приз фестиваля "Завтра" / 2MORROW за лучшую актерскую игру.
===
[spoiler]Рецензия:
В поисках принца и алкоголя
Отправляясь в кинотеатр смотреть получивший несколько призов западноевропейских фестивалей фильм о трудной жизни старшеклассниц, я ожидала увидеть на экране дикую чернушную Рашу и симпатичных, но очень диких рашенов; как ни крути, многие иностранцы, до сих пор уверенные, что по улицам нашей страны бродят медведи, очень ценят тех, кто помогает им сохранять свои иллюзии. И отечественные картины, режиссеры которых относятся к своим персонажам, словно ученые-энтомологи – к насекомым, попадают в программы западных кинофестивалей, на мой взгляд, гораздо чаще, чем того заслуживают.

Самое удивительное, что чернухи в ленте с многозначительным названием "Все умрут, а я останусь" действительно хватает: пьющие школьницы, секс через пять минут после знакомства, родители, избивающие дочерей… Но при этом – вот что значит талант! – для режиссера Валерии Гай Германики героини ее фильма не подопытные тараканы, а Личности с очень непростыми судьбами. И потому новую российскую картину будет очень полезно увидеть всем девочкам-подросткам (нужно лишь учитывать, что мата на экране хватает), их мамам и учительницам. Возможно, после просмотра данной ленты взрослые задумаются о том, что запреты и приказы никогда не мешали младшему поколению поступать по-своему, а старшеклассницы запомнят, каким бывает секс в подвале через пять минут после знакомства и что случается, если без закуски сначала выпить баночку девятиградусного коктейля, а затем – несколько стаканов портвейка. Предупреждения учителей и родителей о возможных последствиях подобных поступков романтичные особы нередко игнорируют, так, может быть, разъяснения кинематографистов окажутся более доходчивыми?

Тем же, кто ни в семье, ни по работе не общается с детьми старшего школьного возраста, фильм "Все умрут, а я останусь" имеет смысл посмотреть, чтобы попытаться понять нынешнее поколение - первое поколение детей, рожденных не в СССР. Вот уж действительно, "племя младое, незнакомое"! Все, кто появился на свет и рос в Советском Союзе, жили в очень стабильном мире: мороженое эскимо по двадцать копеек, газированная вода из автомата по три копейки, пять копеек – стоимость проезда на метро. Бесплатное лечение и образование, постоянные очереди в магазинах, невозможность отдохнуть за границей (поездки в Болгарию и Венгрию – только для очень блатных), предел мечтаний – импортный магнитофон и полная уверенность в том, что через двадцать, тридцать, сорок лет абсолютно ничего не изменится. Дети, родившиеся в 1991 году и позже, росли в совершенно иной обстановке, и очень интересно посмотреть, какими они станут.

Наверное, практически невозможно отразить на экране мир и взгляды на жизнь всех без исключения семнадцатилетних россиян нашего времени. Новая российская картина и не претендует на полномасштабный портрет младшего поколения – она показывает лишь то уродливое, смешное и страшное, что дети перенимают от взрослых. Героини этой ленты коллекционируют обертки от жвачек с изображениями принцесс, мечтают встретить своего принца и немедленно заняться с ним сексом, а также попробовать наконец алкоголь. Мечты о чистых и светлых чувствах не мешают старшеклассницам идти против воли родителей (так поступала молодежь во все времена) и предавать друзей (а это уже гораздо страшнее)…

Безусловно, в новом российском фильме имеется некоторое сгущение красок, но если правда жизни, возможно, кое-где действительно нарушена, то вот с правдой художественной все в порядке. Героиням веришь, им сочувствуешь и, глядя на них, вспоминаешь собственные конфликты с учителями, казавшиеся почти концом света, и школьные дискотеки, пропустить которые было страшнее смерти. Практически все персонажи выглядят очень достоверно и напоминают людей, которые встречаются в реальной жизни.

В целом картина "Все умрут, а я останусь" получилась на удивление качественной и эмоциональной. Режиссура, работа актеров, оператора, художника и художника по костюмам, подбор музыки – все очень гармонично вписывается в общий замысел.

А по стилю повествования новая российская лента находится где-то между "Мухой" и "Однажды в провинции". В отличие от "Мухи" , фильм Валерии Гай Германики полностью лишен мелодраматичности и сентиментальности, но не обладает и психологической достоверностью практически каждого поворота сюжета, которой отличается картина "Однажды в провинции".

И поверить героиням ленты "Все умрут, а я останусь" так же безоговорочно, как персонажам фильма "Однажды в провинции" мешают многочисленные вопросы, возникающие при просмотре. Так, не очень понятно даже одно из самых важных обстоятельств сюжета – почему родители настолько жестко опекали самую тихую и скромную из трех подруг. Но если подобный деспотизм взрослых действительно порой необъясним, то было совершенно необходимо рассказать, почему еще одна девушка, выросшая во вполне благополучной семье, в ответ на абсолютно справедливый упрек матери попыталась покончить с собой и больше всего мечтала не о том, как встретит принца, а о том, как попробует алкоголь. А о характере и семейных обстоятельствах третьей героини мы не узнаем вообще ничего… Такое отсутствие важнейших сведений плохо сказывается на достоверности картины в целом.

Но в данном конкретном случае недостаток психологической глубины делает ленту более динамичной, более простой и понятной для тех, ради кого кинематографисты и работали, - для девочек-подростков. Большинство старшеклассниц не стремятся узнать тончайшую психологическую подоплеку действий героинь фильма, который смотрят, - достаточно того, что девушки на экране выглядят, ведут себя и говорят примерно так же, как их сверстницы в жизни.

Хочется надеяться, что эта картина заставит хотя бы некоторых сверстниц ее героинь задуматься о том, как можно и как нельзя найти дружбу, любовь и счастье, а мамам и учительницам (и другим представителям старшего поколения) поможет лучше понять нынешних семнадцатилетних.
Источник
[/spoiler]
Место хранения..


Спасибо сказали:
Пользователь offlineПрофайлОтправить личное сообщение
Вернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение

ОтветитьСоздать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



PDA version Сейчас: 27.11.2014 - 04:47